Официальный сайт администрации Советского района Гомеля и редакции газеты «Советский район» - 246027, Гомель, проспект Речицкий, 6, тел./факс 51 25 52, mail@sovadmin.gov.by
Главное Новости

В Гомеле школе №3 – 85: говорят выпускники разных лет

Сегодня гомельская школа №3 имени Дмитрия Пенязькова отмечает 85-й день рождения.

За эти годы она много раз собирала «золотой» состав педагогов, а её выпускники  становились учёными, военачальниками, руководителями и деятелями культуры. С некоторыми из них накануне юбилея пообщался наш корреспондент. И пусть не обижаются остальные — уверены, впереди у одной из старейших школ ещё не одна памятная дата.

«В 44-м над школой спикировал немецкий самолёт и дал по детям очередь из пулемёта»

Олег Ставер, выпускник 1948 года, бывший заместитель министра промышленности строительных материалов БССР.

В первый класс Олег Ставер пришёл в 1937 году. К началу войны успел окончить четыре класса, а вот в пятый пошёл только в 1943 году. Во время оккупации школа, в которой немцы оборудовали конюшню, не работала. Но уже через месяц после освобождения начались занятия.

Только здание школы тогда располагалось на улице Рабочей (сейчас Якубова) в небольшом одноэтажном деревянном строении. Чтобы не замёрзнуть, школьники сами заготавливали дрова, для чего разбирали блиндажи и укрепления окопов в ближайших от города полях и лесах.

Как-то раз, вспоминает Олег Ставер, в районе Бобовичей разобрали партизанские землянки, дрова машиной отправили в город, а сами 20 километров по морозу пешком топали. Но после ужасов оккупации на подобные трудности никто внимания не обращал. Радовались мирной жизни и тому, что нет бомбёжек и артобстрелов. Как оказалось, рано радовались.

— Весной 1944-го на переменке мы гурьбой выбежали на школьный двор. Вдруг видим: высоко в небе самолёт кружит, — до сих пор при этом воспоминании голос у Олега Ивановича начинает предательски дрожать. — Подумали, конечно, наш. Немцев же прогнали, фронт далеко на запад откатился. Стали прыгать, махать лётчику руками, что-то кричать. А он вдруг спикировал и дал по нам очередь из пулемёта. Крышу школы пробил и одну девочку ранил. Как она, бедная, кричала и плакала…

В 1949 году Олег Ставер получил аттестат и поступил в Ленинградский технологический институт имени Ленсовета. Окончив его, попал по распределению на Волковысский цементный завод «Победа», где за несколько лет вырос до генерального директора. В разные годы руководил Кричевским цементно-шиферным комбинатом, знаменитым «Керамином», пять лет был заместителем министра  промышленности стройматериалов БССР. В качестве руководителя группы советских специалистов работал в Ираке и Вьетнаме. Награждён орденами Ленина и Трудового Красного Знамени.

«До сих пор помню слова классной: девочку нельзя ударить даже цветком»

Фёдор Повный, выпускник 1975 года, протоиерей, председатель Синодального отдела по сотрудничеству со светскими учреждениями образования.

Фёдор Петрович вырос в семье православного священника. Три класса окончил в Лоеве, затем отца перевели для служения в Гомель. Определиться с дальнейшим обучением удалось не сразу. Религия в те годы была не в чести, а потому в одну из гомельских школ его не приняли. Предпочли, говоря словами отца Фёдора, дистанцироваться от поповского ребёнка. А вот директор средней общеобразовательной трудовой политехнической школы №3 (так она тогда называлась) Пётр Евстигнеевич Родиков встретил нового ученика очень приветливо. Наверное, полагает Фёдор Повный, у человека, прошедшего войну и многое на своём веку повидавшего, было своё отношение к Богу. Несмотря на партбилет.

Впрочем, в те годы подобные проблемы мальчишку мало интересовали. Были дела поважнее. Например, как не получить в аттестат «неуд» по рисованию. Сам отец Фёдор так об этом вспоминает:

— Рисовал я всегда хорошо. И потому частенько помогал одноклассникам — рисовал за них. А чтобы не «засветиться», для себя не особо старался. За что получал в основном тройки и даже порой «колы». До поры меня это особо не беспокоило, но в седьмом классе ситуация изменилась: оценка по рисованию шла в аттестат. Зачем же его портить? Прихожу со своим рисунком к учителю и прошу повысить мне оценку. Он строго спрашивает: «Кто рисовал?» «Я», — отвечаю. Он не верит. Стою в растерянности: что делать? И аттестат портить не хочется, и одноклассников выдавать нельзя. Такая вот дилемма. И тут все ребята к учителю бросились: это он, говорят, нам всё время рисовал! У того даже очки на лоб от удивления поползли. Потом как грохнет ладонью по столу: чтобы завтра с родителями в школу пришёл! Ну, думаю, выволочка обеспечена за нечестность. Папа с мамой этот грех ужасно не жаловали…

К счастью для отца Фёдора, всё обошлось. Напротив, учитель посоветовал матери отвезти сына в Минск, в специальную школу для одарённых детей. Так и сделали. Едва взглянув на пейзажи и натюрморты гомельского школьника, столичные педагоги сразу же согласились принять одарённого ребёнка на обучение. Но юное дарование заартачилось.

— У меня в Гомеле остались друзья, овчарка и велосипед… ну какой мальчишка тех лет согласился бы добровольно от такого богатства отказаться? — с улыбкой вспоминает себя тогдашнего отец Фёдор.

И уже серьёзно добавляет: уж больно учителя хорошие были, с ними расставаться не хотелось. Взять, например, классную руководительницу. Имени её Фёдор Петрович не помнит. Зато на всю жизнь запомнил слова, сказанные ею после того, как кто-то из ребят ударил одноклассницу.

— Она собрала мальчишек в классе и тихо, не читая нотаций, произнесла: «Если хотите вырасти настоящими мужчинами, запомните — девочку нельзя ударить даже цветком».

«Умению находить общий язык с разными людьми научилась в школе»

Лариса Прохоренко, выпускница 1987 года, подполковник милиции в отставке.

Лариса Кузьминична, больше известная одноклассникам как Чемерицкая, почти все десять лет проучилась в 3-й школе. Почти, потому что однажды всё же поменяла школу. Правда, всего на год.

— Я тогда всерьёз занялась баскетболом, — вспоминает Лариса Прохоренко. — Начала ещё в пятом классе, а в седьмом мне предложили перейти в спортивный класс СШ №44. Но если со спортом там всё было хорошо, то успеваемость резко упала. Да и по одноклассникам очень скучала, если честно. Поэтому в восьмом классе вернулась в родную «3-ю».

И хоть звезды НБА из неё не получилось, физическая и нравственная закалка, полученные во время активных занятий спортом, впоследствии серьёзно повлияли на то, что на её милицейские погоны «упали» две подполковничьи звезды. Умением находить общий язык с разными людьми, быть сдержанной и доброжелательной Лариса Прохоренко тоже стала овладевать ещё в школьные годы. Особенно после того, как в восьмом классе её избрали секретарём комсомольской первички.

— Самое смешное, — говорит Лариса Кузьминична, — что должность эту я заняла, фактически не являясь членом ВЛКСМ. Во всяком случае, в райкоме комсомола в этом качестве меня утвердили спустя почти месяц после того, как одноклассники доверили мне лидерство.

Тем не менее общественная работа ею была поставлена на высокий уровень. Созданная комсомольцами агитбригада с успехом выступала не только на школьных, но и на районных площадках. А за победу в городском конкурсе даже была награждена поездкой в Вильнюс.

— Мне так понравилось путешествовать, что с тех пор это превратилось в настоящее хобби, — не скрывает Лариса Прохоренко. — Беларусь объездила всю, бывала во многих регионах России, в Германии, Швейцарии, Польше, Турции… Вот и выходит, что многим из того, что у меня есть, я обязана своей любимой школе, — заключает Лариса Кузьминична.

«Мы были первыми, кто официально по школьной программе изучал «Архипелаг ГУЛАГ»

Виталий Пристромов, выпускник 1993 года, официальный представитель УВД Гомельского облисполкома.

— В «3-й» я учился два последних школьных года, но всё равно считаю её своей. Попал в период, когда в школе стали создаваться специализированные классы. Наш был с уклоном на русский язык и литературу. Преподавал классный руководитель Евгений Николаевич Федорук. Учитель был от Бога. Благодаря его педагогическому таланту за два года углубленного изучения русской поэзии золотого и серебряного века мы многое узнали и осмыслили.

Ещё мы были первыми, кто официально по школьной программе изучал «Архипелаг ГУЛАГ» Солженицына, «Котлован» Платонова и другую до той поры полузапрещённую литературу. По прочитанным произведениям мы готовили эссе, сообщения, даже рецензии пытались писать.

— И ещё один человек оказал особое влияние на моё становление — учитель истории Игорь Юльевич Янкулин.

Он прививал нам нестандартный подход к изучению истории, учил её не просто заучивать, а осмысливать. Делал это тактично, ненавязчиво, предоставляя определённую свободу в суждениях, в то же время умея удерживать нашу фантазию в определённых рамках.

Игорь Юльевич наставлял: трактовка истории, даже из идеологических соображений, должна быть не вольной, а основываться исключительно на документально подтверждённых фактах. Этому правилу я стараюсь следовать и поныне.

«Договорились с одноклассницами носить школьную форму, несмотря на её отмену»

Татьяна Герасева, выпускница 1994 года, директор гомельской школы №17 имени Ф.Миранды.

Татьяна Андреевна училась в классе с углубленным изучением белорусского языка и литературы. И до сих пор с нежностью отзывается о своей любимой учительнице Валентине Васильевне Цалко, привившей ей любовь к «матчынай мове». Потому, наверное, после школы и сама стала преподавателем белорусского, взяв за образец уроки Валентины Васильевны.

— Её занятия, — не скрывая восторга, говорит Татьяна Андреевна, — больше напоминали популярные ныне диалоговые площадки. Мы спорили о художественных достоинствах различных произведений, учились соотносить прочитанное с окружавшей нас действительностью.  Поразительно, но эти литературные диспуты лишь сближали нас, мы дружили и всячески друг другу помогали. Если кто-то не был готов к уроку, всегда находился тот, кто на переменке рассказывал ему хотя бы краткое содержание произведения. Сама частенько выступала в качестве этой палочки-выручалочки. Зато мне, безнадёжному гуманитарию, «технари» давали списывать «домашки» по физике, алгебре, геометрии. И даже контрольные за меня решали.

В силу известных обстоятельств в 1993 году, когда Татьяна Герасева училась в 10-м классе, в стране отменили школьную форму, а заодно и комсомол. И тогда девчонки между собой постановили: весь последний школьный год ходить в привычных коричневых платьях с передниками и в пионерских галстуках.

— Зачем? До сих пор не знаю, — пожимает плечами уважаемый школьный директор. — Но, подозреваю, что таким образом мы, пусть во многом неосознанно, протестовали против того бессовестного очернительства прошлого нашей страны.

«До сих пор дружу и общаюсь со многими одноклассниками»

Евгений Виниченко, выпускник 2006 года, заместитель начальника военно-транспортного факультета БелГУТа.

— В «3-й» я проучился лишь последние два школьных года, когда поступил в военно-патриотический класс. Тогда это было новшество в образовании, но наша школа и в этом была одной из первых. Класс был очень дружным, это я почувствовал ещё на стадии испытаний по физике, математике, физподготовке. Вроде мы конкуренты, они друг друга знают, я чужак из Урицкого, но взаимовыручка была будь здоров. И подсказывали, если нужно, и даже списывать давали. Поэтому ничего удивительного, что мы до сих пор дружим со многими и общаемся.

Столько общего позади! Мы ведь активно участвовали во всех городских мероприятиях,
занимали призовые места постоянно. Классной руководительницей у нас была Елена Александровна Головань. Она могла найти особый подход к любому из нас. Мы её между собой звали «мама Лена». Потому что другим в обиду нас не давала, но если требовалось, так наказать могла — только держись.

Как-то в 10-м классе отдыхали в санатории в Витебской области. Мы вчетвером с друзьями в первый же день серьёзно накосячили. Подробности опущу, но одно скажу — дело могло серьёзными последствиями для всех обернуться. Однако Елена Александровна так ловко сумела обернуть ситуацию в свою пользу, что мы, замаливая грехи, в дальнейшем вынуждены были проявлять себя только с лучшей стороны. И так старались, что по отъезду даже благодарности руководства санатория удостоились. А иначе, возможно, не видать мне было бы после школы ни Военной академии, ни Академии управления при Президенте…

Дорогие друзья, коллеги! Выпускники прошлых лет и нынешние учащиеся!
В эти дни мы отмечаем 85-летие нашей родной, нашей любимой и поистине легендарной 3-й школы. Школы, по летописи которой можно изучать историю нашей страны, которая не всегда была радостной и безмятежной, но неизменно – героической.

И на каждой странице этой истории можно найти биографии наших педагогов и выпускников разных лет. Среди которых ветераны войны и труда, учёные, врачи, учителя, представители силовых структур, рабочие и государственные служащие, священники и чиновники высокого ранга. Каждый из них, от вчерашнего одиннадцатиклассника до умудренного жизненным опытом пенсионера, с гордостью говорит: «Путёвку в жизнь мне дала 3-я школа».

От души желаю всем пронести эту обоснованную гордость через многие годы. Любите, творите, дерзайте! И помните: двери родной школы всегда открыты для вас. Виват, «3-я»!

Нина Стороженко, директор СШ №3 имени Д.Пенязькова

Александр Евсеенко, фото из открытых источников

Похожие записи

Землю с воинских захоронений Гомельской области передали в храм-памятник в честь Всех Святых

sovadmin

В Гомеле запрещено пикетирование на площади Ленина, у зданий исполкомов и судов

sovadmin

25-летняя гомельчанка ломает стереотипы о ЖЭКе и сантехниках-Афонях

sovadmin