Официальный сайт администрации Советского района Гомеля и редакции газеты «Советский район» - 246027, Гомель, проспект Речицкий, 6, тел./факс 51 25 52, mail@sovadmin.gov.by
Новости

Муза в белом халате. Как медсестра выхаживала раненых солдат

Меньше месяца назад гомельчанка Лидия Марты­нова отметила свой 98-й день рождения. Но ни груз прожитых лет, ни сопут­ствующие столь почтен­ному возрасту болезни не повлияли на ясность ума и великолепную память этой жизнерадостной, энергичной и очень добро­желательной женщины. Даже трудно поверить, что Лидия Кирилловна относится к тому поколе­нию советских людей, чья юность оказалась опалена самой страшной и жесто­кой войной.

О ПРЕДАТЕЛЬСТВЕ И БЛАГОРОДСТВЕ

К моменту начала Вели­кой Отечественной войны коренная сибирячка Лидия, тогда ещё Положенцева, ра­ботала учителем начальных классов в школе родного села Сидоровка Омской области. За плечами у 17-летней де­вушки уже были учительские курсы и два года педагогиче­ского стажа в системе нар­компроса. В принципе, она и дальше могла бы оставаться на учительской работе, ведь в таком глубоком тылу да­же по случаю войны школь­ные занятия отменять ни­кто не думал. Напротив, ко­личество учеников в неболь­ших деревнях увеличилось в разы за счёт семей, эвакуиро­ванных из западных областей СССР. Но Лидия Кириллов­на сочла, что на фронте для страны она окажется полез­нее, чем в школьном классе. Правда, у местного военко­ма на этот счёт было другое мнение. Трудовой стаж это хорошо, но по возрасту Ли­дия Положенцева всё ещё хо­дила в несовершеннолетних. Да и учителя в действующей армии без надобности — там старшин и сержантов хвата­ет, чтобы бойцов учить. А вот медсестёр не хватает. Потому Лидия Положенцева была ко­мандирована в Омск на курсы военных медсестёр.

Во время учёбы основной упор делали на практические занятия. Первым местом ра­боты в новом качестве для Лиды Положенцевой стало ожоговое отделение местно­го госпиталя. Туда постоян­но доставляли наших тяже­лораненых бойцов, в основ­ном танкистов. Смотреть на них без слёз было невозмож­но: молодые парни с много­численными ожогами, ампу­тированными руками и нога­ми, подавляющее большин­ство — ослепшие. Но подда­ваться эмоциям времени не было, раненые нуждались в уходе. И не только в меди­цинском. А потому в свобод­ное от дежурств время Лида брала в руки балалайку, на ко­торой научилась играть ещё в детстве, и пела задорные, за­бористые сибирские частуш­ки. И очень радовалась, когда её слушатели начинали улы­баться и даже пытались под­певать.

Однажды, войдя в пала­ту с балалайкой в руках, Ли­дия Положенцева остолбене­ла. Танкист, местный парень из Омска, который несколь­ко дней назад с нежностью рассказывал ей о том, какая у него хорошая молодая жена и прекрасный сын-карапуз, плакал, уткнувшись лицом в подушку. Оказалось, нака­нуне ему ампутировали обе руки. А уже на следующий день к нему пришла жена- красавица и заявила, чтобы он и думать о ней забыл. Мол, мало ей малолетнего сына на руках, так ещё и его, слепого и безрукого, на себе тащить?

Выбежав в больничный ко­ридор, Лидия разрыдалась в полный голос. И потом долго не могла понять, почему лю­ди готовы на предательство, лишь бы сохранить собствен­ное благополучие?

К счастью, были в госпи­тале и обратные примеры. Её коллега, медсестра из Ка­захстана, влюбилась в парня из Ленинграда. Когда его ле­чение подошло к концу, она добилась перевода в родные края и увезла с собой этого слепого балагура-танкиста без левой руки. А через не­сколько месяцев от неё при­шло письмо, в котором она сообщала, что они сыграли свадьбу и уже ждут ребёнка.

ПО КРАЮ ПРОПАСТИ

В 1942 году, когда Лидии Положенцевой исполнилось 18 лет, она написала руковод­ству рапорт с просьбой отпра­вить её в действующую ар­мию. Однако вместо фрон­та её направили на учёбу в Ленинградское медучилище имени Щорса, которое, эва­куировавшись из горо­да на Неве, в то время располагалось в Омске. Пройдя за полтора го­да трёхлетний курс об­учения, в звании млад­шего лейтенанта воен­фельдшер Положенцева в ноябре 1943 года была направлена в 27-ю бри­гаду железнодорожных войск 2-го Украинско­го фронта, дислоциро­ванную в районе Крас­нодара.

Военные железнодо­рожники, даже находясь в тылу действующих войск, несли большие потери. Немцы всеми силами старались не до­пустить восстановления раз­рушенных ими же мостов и железнодорожных путей, а потому бомбили и обстрели­вали из миномётов личный состав нещадно. К тому же часто минировали близлежа­щие дороги и подлежащие восстановлению объекты, в чём молодой военфельдшер вскоре убедилась на личном опыте.

Как-то возвращалась Ли­дия Положенцева из полево­го госпиталя, куда доставила очередную группу раненых. До батальонного медпункта путь был не близкий, ноги у сидевшей на телеге Лидии за­текли, а потому решила она пройти пешком.

— Только не отставай, — предупредил её солдат-возница, — а то мало ли что. У меня хоть автомат, а ты со своим наганом много не на­воюешь!

Лидия в ответ на эти сло­ва лишь устало махнула ру­кой. Повозка уехала вперёд, а вскоре раздался оглуши­тельный взрыв… Когда пыль и дым осели, на дороге вид­нелись лишь остатки повоз­ки. Только спустя время, по­сле того, как пришла в себя от ужаса, Лида осознала: толь­ко что она была в двух шагах от гибели.

В другой раз Лидия Ки­рилловна (к тому времени уже Мартынова — вышла за­муж за лейтенанта своей ча­сти в июне 1944-го) чудом избежала плена. Было это на территории Румынии, в Трансильвании. Водитель трофейной немецкой маши­ны, на которой с группой бой­цов ехала и военфельдшер, перепутал дорогу и на пере­крёстке свернул не туда. Вско­ре остановились возле дорож­ного поста и лишь тогда уви­дели, что он немецкий. Фри­цы тоже не сразу сообразили, что на их грузовике едут со­ветские солдаты. Лишь ког­да автомобиль развернулся и резко рванул в обратную сто­рону, стали стрелять вслед. Но было уже поздно. Когда отъехали на безопасное рас­стояние, всех охватил какой-то истерический хохот. Сме­ялась вместе со всеми и Ли­дия, хотя руки от осознания возможных последствий пре­дательски дрожали.

МЕДАЛЬ ЗА ПОБЕДУ НАД… МАЛЯРИЕЙ

К счастью, ожесточённых боёв на большей части терри­тории Румынии, за исключе­нием Трансильвании, не бы­ло. Зато была другая напасть — малярия. Почти половина солдат батальона слегла. Ле­чить болезнь кроме как вну­тривенным введением удар­ных доз акрихина было не­чем. Нередко после уколов у больных солдат наступало так называемое акрихиновое опьянение, или психоз. Они становились возбуждённы­ми, теряли ориентацию, впа­дали в депрессию или видели галлюцинации. Такие боль­ные нуждались в круглосу­точном уходе, а в санчасти ба­тальона всего четыре челове­ка — три фельдшера и воен­врач. Сутками напролёт Ли­дия Кирилловна ухаживала за своими пациентами, обиль­но поила их водой, проводи­ла санитарно-гигиеническую обработку, кормила с ложеч­ки. Счастьем считалось, если удавалось в течение суток по­спать хотя бы пару часов. Но самоотверженность и порази­тельная работоспособность хрупкой девушки дали свои результаты — все заболев­шие, почти 80 человек, вы­здоровели и через несколь­ко недель встали в строй. А Лидия Мартынова была удостоена медали «За бое­вые заслуги».

В мае 1945-го железно­дорожный батальон, в ко­тором служила Лидия Ки­рилловна, находился в чеш­ском городе Брно. Все уже знали, что Берлин пал, но в Праге ещё сражались до­вольно крупные силы вер­махта, не желавшие капи­тулировать. Над городом то и дело пролетали арма­ды наших самолётов, на­правлявшихся на бомбёж­ку гитлеровских недобит­ков. Впервые за два года вой­ны Лидия Мартынова испы­тала непередаваемое чувство облегчения, когда не надо бо­яться летящих в небе самолё­тов. Наоборот, каждый из них приближал день Победы. И он настал. Правда, накану­не в Брно одновременно за­полыхали дома, почти вплот­ную прилегавшие к зданию, где разместилась санчасть. С тревогой наблюдали медики за наступлением огня, гото­вые в любую минуту присту­пить к эвакуации раненых. Но обошлось.

По воспоминаниям Лидии Кирилловны, сообщение о безоговорочной капитуляции гитлеровской Германии мест­ное население восприняло бо­лее чем сдержанно. Насторо­женность, недоверие и даже враждебность чехов по отно­шению к советским солдатам чувствовались иногда очень явственно. Но на это ошалев­шие от счастья победители старались не обращать внима­ния. Что значили косые взгля­ды чехов для тех, кто не про­сто выжил, а выстоял и побе­дил в единоборстве с самым жестоким, самым коварным, самым бесчеловечным врагом в истории? Лидия Мартынова — одна из них.

Александр Евсеенко, фото из личного архива Лидии Мартыновой, «Советский район»

Похожие записи

6 ноября на Гомельщине пройдет областной субботник

sovadmin

В парке «Фестивальный» продолжает работать молодежная площадка

sovadmin

В Гомеле жителям Шведской Горки предлагают выйти на субботник

sovadmin