Официальный сайт администрации Советского района Гомеля и редакции газеты «Советский район» - 246027, Гомель, проспект Речицкий, 6, тел./факс 51 25 52, mail@sovadmin.gov.by
Новости

Десант в окопах не сидит. Фронтовые дороги Бориса Архипова

В начале 40-х годов прошлого столетия гомельский школьник Боря Архипов даже в самых смелых мечтах представить не мог, что буквально через пару лет побывает за границей. Нет, как и полагается парню его возраста, да ещё вырос­шему в семье железнодо­рожника, он бредил даль­ними путешествиями. Вот только пути-дороги эти всё больше рельсы со шпалами напоминали. Да и простирались не даль­ше границ пусть необъ­ятного, но всё же одного- единственного Советско­го Союза.

— Когда немцы стали при­ближаться к Гомелю, — вспо­минает Борис Васильевич, — нашу семью эвакуировали в Пензу. Жаль было расста­ваться и с родным городом, и с домом на улице Ярослав­ской, где я родился и вырос. Правда, отец уверял, что мак­симум через полгода-год нем­цев прогонят, и мы вернёмся. Я ему верил. Ни он, ни я даже не предполагали тогда, что в родной город я вернусь лишь спустя почти десять лет…

В Пензе Борис Василье­вич после окончания девя­тилетки поступил в местный железнодорожный техникум. Мечтал связать свою жизнь, по примеру отца, с железной дорогой, но судьба распоря­дилась иначе: после окон­чания первого курса в 1943 году, когда Борису Василье­вичу исполнилось 18 лет, пришла повестка из военко­мата. Спустя всего несколько дней после прибытия на сборной пункт, пензенские новобранцы уже осваивали казармы пехотного училища в Ульяновске. Из вновь при­бывших сразу выделили группу самых физически раз­витых ребят, в которую попал и Борис Архипов.

— Готовили нас по про­грамме, отличающейся от той, по которой «натаски­вали» обыкновенных пехотин­цев. Мы не столько окапыва­лись, например, сколько учи­лись организовывать засады. Особое внимание обращалось на овладение приёмами руко­пашного боя, метание ножей, владение различными видами оружия, в том числе трофей­ного. И командиры наши отли­чались от своих коллег в дру­гих ротах: молодые, сильные, с огромным боевым опытом. Думали, что из нас разведчи­ков готовят, но ошиблись.

Только попав на Карельский фронт в состав 301-го гвардей­ского полка 100-й гвардейской воздушно-десантной дивизии, Борис Архипов понял, что в Ульяновске из молодых пар­ней готовили десантников. Которым предстояло выпол­нять весьма сложные задачи. Достаточно сказать, что летом 1944 года дивизия в тече­ние 40 суток вела непрерыв­ные бои на Карельском пере­шейке, прошла с боями более 200 километров, освободила 115 населённых пунктов. При этом практически полностью уничтожила противостояв­шую ей, глубоко зарывшуюся в мёрзлую карельскую землю 8-ю пехотную дивизию гитле­ровцев. Полк, в который попал служить рядовой Архипов, в это время вообще действовал отдельно, в отрыве от основ­ных сил дивизии прикрывая фланг всего 37-го гвардей­ского корпуса. В ходе тяжё­лых боёв советским десант­никам пришлось преодолеть ожесточённое сопротивление противника, пройти много­численные минные поля, лес­ные завалы и заграждения, отразить три контратаки врага. Нередко приходилось всту­пать в рукопашные схватки, которых немцы предпочи­тали избегать всеми силами. Особенно тяжёлыми были для личного состава полка бои за вражеский опорный пункт на горе Раяселькя, которую наши десантники штурмовали прак­тически двое суток. Именно там Борис Васильевич полу­чил своё первое ранение.

— Мы должны были совер­шить глубокий обход в район Силин и «оседлать» дорогу Лоймола-Сюскюярви, по которой к гитлеровцам могла подойти подмога. Только вышли к дороге, как попали под миномётный обстрел. Я даже понять ничего не успел: впереди что-то вспыхнуло и тело тут же словно тысяча иго­лок пронзило. От боли поте­рял сознание и очнулся только в госпитале.

Вот так наш герой в 1944 году «отдыхал» в Карелии

Больше месяца понадоби­лось военным врачам, чтобы извлечь из тела молодого сол­дата осколки мины. Да и то не все. После выздоровле­ния Бориса Архипова напра­вили в Калинин, где его диви­зия находилась на переформи­ровании. В январе 1945 года личный состав вместе с тех­никой и вооружением погру­зили в эшелоны и направили в венгерский город Кечке­мет. Заняв позиции на запад­ном берегу Дуная, десантники прикрывали дороги, ведущие из Секешфехервара на Буда­пешт. Даже сегодня бравый ветеран-десантник вспоми­нает о неделе, проведённой на оборонительных позициях, с тоской.

— Не для десантников это — сидеть в окопе и окрестно­сти в бинокль осматривать. Скука, а не война. Счастьем было, когда роту или батальон с позиций снимали и направ­ляли для уничтожения отстав­ших частей вермахта. Зато когда в начале апреля нас под Винер-Нойнштадтом в бой ввели, ох и дали мы фрицам жару!

За четыре дня 100-я диви­зия продвинулась более чем на 50 км, освободив города Эбенфурт, Блюмау, Трумау, Татиндорф. Одними из пер­вых десантники ворвались на южную окраину Вены, про­рвали обвод венского оборо­нительного кольца и, пройдя через знаменитый Венский лес, ударом с запада овладели центральными кварталами города.

— Наш полк пробивался к центру Вены с юга, — говорит Борис Архипов. — Наступали по главной улице города — Марьенхильферш­трассе. Когда форсировали Дунайский канал и вышли непосредственно к Дунаю, выяснилось, что все мосты через реку разрушены. Один только остался целым, да и тот, по данным разведки, был заминирован. Фашисты могли взорвать его в любую минуту, поэтому долго раз­думывать не приходилось. Я тогда место убитого взвод­ного занял, вот и скомандо­вал: бегом на ту сторону и умереть, но не дать немцам к мосту прорваться. Человек десять у нас от взвода тогда осталось, а немцев до бата­льона было. Но мы ж десант­ники! Несколько часов их атаки отражали, пока наши сапёры мост разминировали.

За тот бой у моста через Дунай всех десантников командование наградило. Борис Васильевич Архипов, который только-только отме­тил своё двадцатилетие, был удостоен ордена Славы 3-й степени.

После освобождения Вены основные силы дивизии были сконцентрированы в районе австрийской столицы, где впоследствии в окрестностях Водняни и Нетолице встре­тились с частями 26-й пехот­ной дивизии армии США. Вот только Борису Архипову поручкаться с союзниками не довелось.

— Наш полк тогда в Прагу перебросили, — продолжает Борис Васильевич. — Я так понимаю, на усиление. Там по окрестностям бродили раз­розненные банды власовцев и украинских националистов из состава разбитой к тому вре­мени дивизии СС «Галичина». Они грабили местное населе­ние, насиловали женщин, уби­вали всех без разбору. И всё пытались прорваться через наши загранотряды на терри­торию, которую союзники по антигитлеровской коалиции контролировали.

Одну такую банду, чело­век из десяти, наши развед­чики обнаружили недалеко от Праги. Взяли мы их в полу­кольцо, предложили добро­вольно сдаться. Они отка­зались, отстреливались до последнего патрона. Убить из наших никого не убили, а ранили многих. Меня в том числе. В руку пуля угодила, но я в строю остался. Так вот, когда патроны у них закон­чились, они руки подняли и давай нас умолять. Поща­дите, мол, мы ж свои. Нашей группой сержант Ардабьев командовал. Суровый такой мужчина, всю войну прошёл, многих друзей за четыре года потерял. Хотя всего на пару лет старше нас был. Так вот он их построил и говорит: какие ж вы свои, коль за нем­цев воевали? Те уже с неделю как капитулировали, а вы всё продолжаете в наших ребят стрелять? И приказал всех их в расход пустить. На вполне законных основаниях, потому что эсэсовцев и власовцев в плен официально можно было не брать.

Демобилизовался стар­шина ВДВ Борис Архипов только в начале 1950 года. До сих пор помнит он свою встречу с родным городом после десятилетней разлуки.

— Дом наш, к счастью, уцелел. А вот центр города весь был разрушен. И парк в какой-то то ли пустырь пре­вращён, то ли в кладбище немецкое. Пять лет прошло после войны, а её следы всё ещё оставались видны. Вос­становление медленно шло, не один ведь Гомель постра­дал в лихолетье военное. Да и на другое силы и средства нужны были — промышлен­ность поднимать, сельское хозяйство восстанавливать. Помню, когда я первый раз вышел в разрушенный центр, даже слёзы на глаза наверну­лись. И кулаки сами собой сжались: что фрицы поганые с таким красавцем сделали. Одно успокаивало — побил я их лично немало. Чем до сей поры и горжусь.

Александр Евсеенко, «Советский район», фото из открытых источников

Похожие записи

Трудовое лето. В Гомеле продолжается набор в студотряды

sovadmin

В рамках Дня Молодежи в парке «Фестивальный» состоится интерактивная игра «Перезагрузка»

sovadmin

Администрация Советского района г.Гомеля поздравляет сотрудников пожарной службы, ветеранов органов и подразделений МЧС с Днем пожарной службы Республики Беларусь!

sovadmin