Официальный сайт администрации Советского района Гомеля и редакции газеты «Советский район» - 246027, Гомель, проспект Речицкий, 6, тел./факс 51 25 52, mail@sovadmin.gov.by
Новости

Без рисков никак. В Гомеле опытный водолаз возглавляет спасательную станцию

Начальник Западной спасатель­ной станции Виталий Самариков в ОСВОД попал только с третьей попытки. В нача­ле двухтысячных работал в стро­ительном тресте слесарем, парал­лельно увлекался водолазным делом. Однажды знакомый спаса­тель разрешил ему понырять с аквалангом в учебном бассейне. После нескольких таких вылазок Виталий решил «попробоваться» на сезонного матроса.

— Взяли, но не сразу. Соискателей на это место всегда много, несмотря на ряд серьёзных требований. Я уже и надежду было потерял. Но с третьей попытки всё получилось. Сначала приняли на лето матросом-спасателем, потом отучился на водо­лаза и получил работу в штате. В мае будет пятнадцать лет, как я в ОСВОДе.

За это время всякое было, но случай в мае 2013-го Виталий называет осо­бым. Купальный сезон ещё не начал­ся, а трое пацанов лет десяти решили искупаться. Место выбрали за грани­цами пляжа, там, где мель обрыва­ется в трёхметровую яму. Взрослых рядом не было.

— Я почувствовал неладное и предложил коллеге подъехать к ребя­там на катере. Пока мы садились в лодку, они уже разделись и прыгну­ли в воду. Вдруг видим: двое выско­чили и несутся прочь от воды, а тре­тий барахтается в яме. Подъезжаем — а парень уже идёт ко дну. Подхва­тили его, затащили в катер, отвезли на берег, вызвали скорую. Мальчу­ган откашлялся, пришёл в себя, — рассказывает Самариков.

По словам опытного спасате­ля, у этой истории любопыт­ный конец. Когда стали раз­бираться в обстоятельствах, выяснилось, что эти пацаны — друзья, но в критический момент повели себя совсем не по-дружески.

— Двое вылезли из воды сра­зу, потому что замёрзли. А третий поплыл дальше и угодил в яму. Начал захлёбываться, кричать. Но друзья испугались и убежали. Причём, как потом выяснилось, не сообщили о случившемся даже дома своим род­ным. Вот такая дружба.

Когда мы пришли в школу, где они учились, с профилактической беседой, попросили администра­цию собрать в актовом зале детей 5-6 классов. Так вот, были все, кроме тех двух мальчиков. Наверное, стыд­но стало, что бросили друга в беде.

— Хорошо ещё, что купались недалеко от станции. Страшно представить, что было бы, не ока­жись рядом спасателей — в вашей работе решает время.

— К сожалению, это так. Летом 2012 года в заливе у Севруков при­няли вызов, что тонет подросток. Это в 2,5 км от станции. Доехали за пять минут, ещё минута ушла на поиски. Дно в этом водоёме илистое, ямы очень глубокие, но я сразу нащу­пал руку парнишки.

Помню даже, выдохнул про себя: все нормы соблю­дены, пострадавший, даже если наглотался воды, должен быть жив. Я тогда ещё не знал, сколько време­ни он провёл на глубине.

Реанимировали парня долго и мы, и врачи, но он так и не очнулся. Поз­же выяснилось, что подросток не умел плавать и на глубине оказался случайно. Катался с младшей сестрой на надувном матрасе, на берегу отды­хали родители. Дунул ветер, матрас перевернулся. Сестра успела за него схватиться и стала звать на помощь. Отец бросился в воду, но сын уже пошёл ко дну. Попробуй найди чело­века на глубине 7,5 метра, да ещё без водолазного снаряжения. Когда папа понял, что сам не справится, вызвал спасателей. Но драгоценные минуты были упущены.

Случилось это в августе, на Ильин день. Когда реанимационные меро­приятия остановили, я подошёл к отцу и сказал: «Понимаю, вам не до этого, но нужны данные ребёнка». Он диктует фамилию, имя, отчество, и тут до меня доходит, что мальчика зовут Илья.

Поднимаю глаза, а отец сквозь слёзы говорит: «На Илью сына моего Илья и забрал».

Я к тому моменту уже пять лет в ОСВОДе работал, многое видел, обрёл профессиональную устойчи­вость. Но случай с Ильёй — череда страшных, пугающих совпадений. Домой я такие истории не приношу — не хочу, чтобы жена переживала. А Илья из головы не выходил. Пом­ню, пришёл домой вечером, включил телевизор и сделал вид, что смотрю передачу. А сам сидел, в голове про­кручивал события прошедшего дня.

— В тот вечер не возникло жела­ния уйти из профессии?

— Нет. Я понимал, что сделал всё от меня зависящее. И вообще: если спасатель уходит после первого же экстренного случая, значит, он недо­статочно психологически и физиче­ски устойчив. Значит, это не его при­звание. Так мне один опытный кол­лега сказал, когда я сам чуть не уто­нул на задании. На 17-метровой глу­бине не сработала экстренная пода­ча воздуха, в глазах начало темнеть. Два дня ходил, переживал, а потом подумал: ну а как же в нашей рабо­те без рисков? Иной водолаз за свою карьеру десять раз с жизнью успе­вает попрощаться — и всё равно работает. С тех пор мысли уйти из ОСВОДа больше не посещали.

Источник: «Белка»

Похожие записи

Республиканский научно-практический центр радиационной медицины и экологии человека — один из лучших в стране

sovadmin

Лучшие школьники Советского района получили первые паспорта в торжественной обстановке

sovadmin

За опытом в БТЭУ ПК. Здесь учат анализировать, собирать и сравнивать факты

sovadmin