Русский
Английский
Белорусский
Немецкий
Французский
Официальный сайт администрации Советского района г. Гомеля
и редакции газеты «Советский район»

Гомель, проспект Речицкий, 6
mail@sovadmin.gov.by

О гомельчанке Наталье Васи­ленко написано столько, что, кажется, ничего нового и доба­вить нельзя. Только на одном гомельском сайте незавидной судьбе женщины посвящено с десяток статей.

Напомним: в январе 2017 года гомельчан взбудоражила информация об одинокой жен­щине, инвалиде 3-й группы, которую местные власти наме­ревались выселить за неупла­ту коммунальных платежей. К жителям города, решившим помочь Наталье материально, присоединилась писательница Светлана Алексиевич. Причём достаточно деятельно, оплатив не только часть коммуналки, но и банковской задолженности по ранее взятому Натальей креди­ту. КЖРЭУП «Советское» ото­звало свой иск из суда.

Но хэппи-энда не получи­лось. В начале мая этого года Василенко со своей подругой, тоже инвалидом 3-й группы, объявила голодовку. Поводом для демарша послужил отказ медицинских работников уста­новить Наталье вторую груп­пу инвалидности, нужную для повышения размера пенсии.

Корреспондент «Советско­го района» побывал у Натальи дома на третьей неделе голо­довки.

ОДНИМ ВСЁ, ДРУГИМ НИЧЕГО?

Наталья без заметных уси­лий открыла массивную метал­лическую дверь и предложила войти. Говорила негромко и не слишком эмоционально. При желании это можно связать с общим ослаблением организ­ма от многодневного голода­ния. Но и особенности харак­тера я бы со счетов не сбрасы­вал. Судите сами.

— Моё главное требование — чтобы пересмотрели группу. Я всю жизнь работала, а сейчас никому не нужна. Инсульт слу­чился в 2016 году. После него я стала плохо видеть, потеря­ла координацию движений, всё валится из рук. По улице хожу с палочкой или костылём, ина­че упаду.

Пятью годами ранее Ната­лье поставили диагноз «эпи­лепсия». Пришлось уволиться из СУ-107 «Гомельпромстроя», где она трудилась маляром- штукатуром. Медики запрети­ли молодой женщине работать по специальности, дали третью группу инвалидности.

— У них ведь как: руки-ноги есть — иди, работай. Но ведь и у тех, кому дают 2-ю груп­пу, тоже ничего не парализова­но и не сломано. Вот я захожу в автобус, со мной заходят люди. Показывают кондуктору удо­стоверение инвалида 2-й груп­пы. Руки-ноги у них шевелятся! Чем они лучше меня? Эта груп­па даёт право на бесплатный проезд. У меня его нет… Есть только 92 рубля пенсии, но как на эти деньги выжить?

По словам Натальи, в СУ-107 она получала тысячу долларов и больше. Потому и кредит взя­ла. Из-за эпилепсии ей разре­шили работать только санитар­ кой или уборщицей с зарплатой 200 рублей.

— Как мне было с долга­ми рассчитываться? Потому и задолженность появилась перед коммунальниками и бан­ком. Кто её будет сейчас опла­чивать? Может Минздрав, кото­рый годами мне не давал рабо­тать? Ведь в нашей стране инва­лиды никому не нужны. Даже по телефону, как только услы­шат, что инвалид — всё, до сви­дания.

Наталья живёт в комна­те площадью 17 квадратных метров с общей кухней, отдель­ного жилья построить не полу­чилось. Говорит, опять же, уго­дила в «капкан» государства.

— Когда я работала, то хоте­ла построиться. Но у меня жилплощадь сверхнормы (15 метров на человека — прим. авт.), на учёт нуждающихся не поставили.

Рассчитывать на помощь родственников моей собесед­нице не приходится:

— Я одна, бабушка воспиты­вала с пелёнок. Никогда ниче­го ни у кого не просила, никто меня не содержал, всё сама. Когда случился инсульт, неко­му даже было принести еды из магазина…

Наталья уверяет, что не хоте­ла уходить из стройуправле­ния, просилась на более лёг­кую работу.

— Мне тогда ответили: нет у нас для тебя должностей. Сна­чала мы расстались по согла­шению сторон. Но когда я ста­ла жаловаться, они в отместку уволили меня по статье за про­гулы. И куда я после этого мог­ла устроиться? Только посудо­мойкой, и то полуофициально.

По признанию Натальи, была у неё попытка попасть на ком­бинат «Восток» перебирать овощи.

— Получила направление от центра занятости. Меня офор­мили на месяц по договору под­ряда. День отработала, пошла проходить медкомиссию — не подписали. Если уже овощи нельзя перебирать, что тогда мне вообще можно? И это было ещё до инсульта.

Я слушаю несчастную жен­щину и начинаю ловить себя на мысли: довели человека. Пока Наталья не говорит главного:

— У свёкра моей подру­ги 17 лет назад был инсульт. Ему сразу дали первую груп­пу. А он и сейчас работает сто­рожем в гаражном кооперати­ве по чужой трудовой. И пен­сию получает, и зарплату, а род­ня — пособие по уходу за ним. Выходит, одним всё, а другим — ничего?

Мою инициативу разобрать­ся в «тёмной истории» свёкра подруги Наталья сразу отсекает. И как шарманку снова заводит:

— Минздрав мне годами не давал работать...

ГДЕ БЫ НИ РАБОТАТЬ — ЛИШЬ БЫ НЕ РАБОТАТЬ

Проследить трудовую био­графию Натальи Василенко можно, хоть и не без трудно­стей. По её словам, после шко­лы она если где и училась, то только в 2001 году на маляра- штукатура по направлению центра занятости. Эту версию, кстати, озвучили и коллеги- журналисты, первыми озабо­тившиеся судьбой Натальи. Поторопились. Потому как в апреле 1993 года её отчислили из Гомельского ПТУ-78, где она пыталась овладеть специаль­ностью контролёра станочных, слесарных и литейных работ. С формулировкой «в связи с неже­ланием продолжать обучение».

Вплоть до 2001 года, когда она записалась на курсы, в тру­довой карьере женщины зия­ет огромный пробел. Полу­чив за счёт государства спе­циальности штукатура, маля­ра, облицовщика-плиточника, Наталья Василенко не спеши­ла возвращать долги. На рабо­ту в ОАО «САНТЭП» устрои­лась только спустя семь меся­цев после окончания курсов. Но проработала там не долго. А дальше началась настоящая чехарда. Где только Наталья ни работала до получения инва­лидности. В СУ-107 с 2005 по 2011 годы устраивалась пять (!) раз. И столько же раз увольня­лась. В конце концов, в ноябре 2011-го её окончательно уволи­ли за невыход на работу без ува­жительной причины.

Как вспоминают в отделе кадров стройуправления, её разыскивали в течение меся­ца, чтобы расписалась в при­казе и забрала трудовую книж­ку. И поясняют, что никогда не заблуждались по поводу её тру­долюбия. На работу периоди­чески принимали из жалости, зная, что за ней числятся огром­ные задолженности. К тому же за Наталью поочерёдно хлопо­тали и районная администра­ция, и КЖРЭУП «Советское», и даже суд Советского района.

Вехами далеко не славной трудовой биографии Василен­ко можно считать крайне непро­должительные периоды рабо­ты в СПМК-41, СУ-47, част­ной организации «Строитель и К», на заводах имени Киро­ва и «Центролит», в област­ной клинической больнице. Отметилась она и в одной из гомельских гимназий в каче­стве технички.

ДЕНЬГИ НЕ ПАХНУТ

Не до конца искренна Ната­лья и в утверждении, что госор­ганы предлагают ей только должности санитарки и убор­щицы. Она может вполне успешно работать по таким специальностям, как делопро­изводитель, оператор ПЭВМ, портной, контролёр-кассир, сборщик изделий из пластмасс, комплектовщик изделий, сто­рож, дежурный по проходной и некоторым другим. Во вся­ком случае, такие рекоменда­ции ей выданы МРЭК. Члены которой, между прочим, в 2012 году права Натальи на инвалид­ность не признали. Но она упор­но добивалась своего. Прекрас­но зная, что наличие 3-й груп­пы неизменно влечёт опреде­лённые ограничения в труде для всех без исключения. Ей, напри­мер, противопоказаны тяжёлые и вредные условия труда, рабо­та на высоте, у воды и огня, в непосредственной близости от движущихся механизмов и дей­ствующих электроустановок. Труд маляра, штукатура, пли­точника тоже пока официально недоступен.

Сейчас Наталья пытается получить 2-ю группу инвалид­ности, которая по медицин­ским показаниям ей не поло­жена. Зато даёт изрядные пре­ференции. Пенсия автоматиче­ски вырастет примерно на 100 рублей, коммунальные плате­жи снизятся на 50%. Плюс бес­платный проезд и 90%-я скид­ка на лекарства.

Одна беда: группу инвалид­ности, поясняет заместитель главного врача МРЭК Василий Ермаченко, как и саму инва­лидность определяет не факт наличия болезни, а послед­ствия, которые она влечёт в каж­дом конкретном случае. Для их определения существует ряд методик, требований и усло­вий, отступать от которых чле­ны МРЭК не имеют права.

Выход из ситуации есть. Если по каким-то причинам не устраивают условия, от 3-й группы можно отказаться. Тог­да ограничения по труду будут сняты. Но на этот шаг Наталья идти не собирается. Хотя и заяв­ляет не без гордости, что в знак несогласия с решением МРЭК не идёт забирать удостовере­ние инвалида 3-й группы. Силь­ный ход! Только вот пенсию не по удостоверению начисляют, а по выписке из решения всё той же МРЭК.

Сегодня её пенсия состав­ляет 165 рублей. Да, 40% этой суммы удерживается в счёт погашения задолженностей банку, мобильному операто­ру, ЖКХ. На руки Василен­ко получает около 100 рублей. Не густо, конечно. Но и госу­дарство не обязано отвечать за поступки человека, который берёт немаленькие кредиты, не задумываясь над тем, как ста­нет их погашать.

Даже в этой ситуации оно старается подставить Ната­лье плечо. Не люблю считать деньги в чужих карманах, но объективность требует: толь­ко с февраля по май 2017 года Наталья Василенко в качестве материальной помощи полу­чила 540 рублей из средств ФСЗН и комитета по труду, занятости и социальной защи­те населения. Ещё 144 рубля в этот период ей было выделено в качестве адресной социаль­ной помощи.

Никто не имеет ничего про­тив того, чтобы государство за наш, по сути, счёт помогало своим гражданам, оказавшим­ся в сложной жизненной ситу­ации. Но именно оказавшимся, а не тем, кто подобно Яшке-артиллеристу из «Свадьбы в Малиновке» всю жизнь тратит на то, чтобы найти такую рабо­ту, чтобы поменьше работы.

P.S. Первого июня межведомственная научно-экспертная комиссия Минздра­ва сделала заключение, что оснований устано­вить Наталье Василенко 2-ю группу инвалидности нет. Сотруд­ники городского управления по труду, занятости и социаль­ной защите в очередной раз прибыли по знакомому им адре­су, чтобы предложить Ната­лье варианты трудоустрой­ства с 3-й группой. Хозяйка даже не стала их слушать, с порога заявив, что «рабо­тать на государство, которое заставляет трудиться даже инвалидов», не собирается. Что ж, в конце концов, каж­дый сам кузнец своего счастья. Равно, как и виновник многих несчастий.

Александр Евсеенко, «Советский район».

29-06-2018

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить