Жизнь после кладбища. Зачем живым встречаться с мёртвыми? - Администрация Советского района г. Гомеля
Русский
Английский
Белорусский
Немецкий
Французский
Официальный сайт администрации Советского района г. Гомеля
и редакции газеты «Советский район»

Гомель, проспект Речицкий, 6
mail@sovadmin.gov.by

В день, когда Право­славная Церковь праздну­ет Радоницу, большинство наших читателей посе­тили места захоронения своих близких, родствен­ников и друзей. Пора, на­конец, подвести итоги. Кто что увидел и кто что по­нял? Как мы собираемся жить дальше — после все­го, испытанного нами на кладбищах?

ОЧНУТЬСЯ НА «ТИТАНИКЕ»

Не скажу, кто первым сде­лал это сравнение, но меня оно очень впечатлило. Пред­ставьте себе большой океан­ский корабль, получивший пробоину и неуклонно уходя­щий на дно. Корма поднима­ется всё выше, вода заполняет новые палубы и отсеки, а люди — экипаж и пассажиры кора­бля — продолжают жить как ни в чём не бывало. Прогули­ваются вдоль бортов, ссорятся между собой и заводят романы, пьют коктейли в ресторане и т. д. Если бы мы увидели подоб­ное со стороны, разве не реши­ли бы, что эти люди — безум­цы? Они в беде и почему-то не замечают этого, им грозит гибель, а они даже не пытают­ся спастись…

Кладбище даёт нам шанс опознать в себе пассажиров «Титаника» и очнуться, пере­стать валять дурака. Мы смер­тны. Рано или поздно, но каж­дого из нас ждёт могила. Пора спасаться, ибо времени в запа­се остаётся всё меньше. «Стоп! — скажете вы. — А разве спа­сение в нашей ситуации воз­можно? Не пытаетесь ли вы в качестве его реального пла­на просунуть свою ничем не подкрепленную религиозную пропаганду?». Ладно, допу­стим, то учение о спасении, которое предлагает Православ­ная Церковь, пока кажется вам нелепым. Но что-то же надо делать по поводу того, что все наши дела и мечты, замыслы и привязанности перечеркнёт смерть! Или не все?

НЕ БЫТЬ СКОТОМ

Библейская книга Еккле­сиаста, написанная задолго до Рождества и Воскресения Христа, печально сообщает о том, что «…участь сынов человеческих и участь живот­ных — участь одна; как те умирают, так умирают и эти, и одно дыхание у всех, и нет у человека преимущества перед скотом; потому что всё — суе­та! Всё идёт в одно место; всё произошло из праха, и всё возвратится в прах» (Екк. 3: 19—20).

Но нет, люди не хотят быть скотами! Они погребают сво­их усопших и ставят над ними памятники. Собираясь воз­ле могил, мы говорим о том, сколько добра совершили те, кто нас покинул, и обещаем сохранить их имена в наших сердцах.

Вот, например, во время последней Радоницы я впер­вые услышал от своих дво- юродных братьев историю деда Ивана, получившего во время Великой Отечественной войны орден Славы. Благодаря недав­но рассекреченным докумен­там выяснилось, что в разгар не самого удачного боя в Вос­точной Пруссии дед прикрыл пулемётным огнём отступаю­щую советскую пехоту, уни­чтожил больше десятка гитле­ровцев и сам, будучи тяжело ранен, смог в одиночку отта­щить свой пулемёт на запас­ную позицию… Герой!

Мы помним о подобных вещах, и разве одного этого мало для того, чтобы участь человека отличалась от участи животного?

ВОССТАТЬ ИЗ ПРАХА

Но, скажите, кто из вас не видел на кладбищах заброшен­ные могилы, неизвестно кому принадлежащие? И где сейчас тот Советский Союз, за кото­рый проливал кровь дед Иван? Пропал, рассыпался… Сколько исчезло навсегда даже не стран и народов, а целых цивилиза­ций! Вот и наш с вами привыч­ный мир балансирует на грани окончательной гибели — то ли от всепланетной войны, то ли от глобального экологическо­го кризиса, то ли ещё от какой коллективной человеческой глупости…

Размышляя над этим, пере­ст аёшь удивляться тому, насколько глубоко сидит в людях жажда вечной жизни, продолжающейся независимо от исторических перипетий. Порой мне кажется, что даже многие атеисты втайне наде­ются, что христианство всё- таки право, так что бессмертие души существует, и все мы вос­креснем подобно тому, как вос­крес Христос. Отсюда, из этой надежды, происходят те собе­седования живых и вроде как уже умерших людей, которы­ми полна советская литерату­ра. Помните, например, «Раз­говор с товарищем Лениным» у Владимира Маяковского или стихотворение «Я убит подо Ржевом», написанное Алексан­дром Твардовским?

Меня в юности потрясли строки «Судьи» Ярослава Сме­лякова. Там вначале рассказы­вается о том, как «упал на паш­не у высотки суровый маль­чик из Москвы; и тихо сдвину­лась пилотка с пробитой пулей головы». А затем с подлинно религиозным воодушевлени­ем поэт-атеист заявляет:

«И если правда будет время,

когда людей на Страшный суд

из всех земель, с грехами всеми

трикратно трубы призовут,

— предстанет за столом судейским

не бог с туманной бородой,

а паренёк красноармейский пред потрясённою толпой,

держа в своей ладони правой,

помятой немцами в бою,

не символы небесной славы,

а землю русскую свою».

Ну что же, скажут христи­ане, для начала хотя бы так! Хотя бы в таком поэтическом образе примите в себя веру в то, что не всё в нашей жиз­ни тлен и прах! В противном случае в чём принципиальная разница между благородным и низким поступком, между под­вигом и подлостью? И поче­му не правы те люди, которые забывают прийти на могилу матери вместо того, чтобы её почтить своим присутствием?

ДАР МОЛИТВЫ

Могильные холмики оплы­вают и скрываются в зарос­лях кустарников, кресты гни­ют и ржавеют, венки превраща­ются в мусор, конфеты и кра­шеные яички, которые остав­ляют люди на могилах, ста­новятся добычей птиц и бом­жей… Порой мы живём так далеко от родных мест, что без больших проблем не сорвёшь­ся и не приедешь на кладбище к дорогим нам людям… Впро­чем, к каким людям? Где они, если там, под землёй, попробуй только разрыть, уже, наверное, и костей не осталось? А ведь хочется и надо что-то для них сделать, чтобы не чувствовать себя безродной, неблагодарной тварью! Но что?

Великий дар, который мы, верующие люди, имеем от Бога и Его Церкви, — молитва. Она соединяет нас с нашим небес­ным Отцом, у Которого все Его дети живы — и те, кто ещё про­должает свой земной путь, и те, кто его уже закончил. На клад­бище особо остро ощущаешь всю естественность и необхо­димость молитвы для человека. Стоя над местом, куда закопа­но родное тебе существо, помо­лись, помолись, помолись! Исполни закон любви! Ска­жи смерти: «Врёшь, не возь­мешь!». И унеси обретённую при этом добрую силу с собой. Она ещё не раз пригодится тебе там, за оградой кладбища.

ЧТОБ НЕ ПРОПАСТЬ ПООДИНОЧКЕ

Мы живём в обществе, кото­рое порой называют «толпой одиноких». По улицам боль­ших городов льются человече­ские массы, люди плотно при­жимаются друг к другу в обще­ственном транспорте и всевоз­можных очередях, наши дома напоминают каменные мура­вейники, кишащие множеством жильцов… Это с одной сторо­ны, а с другой, мы так часто жалуемся на дефицит взаимо­понимания и взаимопомощи, на то, что нам не достаёт времени и душевных сил, чтобы полно­ценно пообщаться даже с род­ными и близкими людьми, не говоря уже о соседях по лест­ничной площадке!

Но «не хорошо быть челове­ку одному» (Быт. 2: 18). Одино­кий человек — это ещё полче­ловека. Каждого из нас стано­вится больше благодаря тому, что мы любим и дружим, сопе­реживаем чужому горю и чужо­му счастью, углубляем свою историческую память. Порознь мы труха, песок, на котором ничего приличного для долгой жизни не построишь.

Посещение кладбищ, тем более совместное — это один из самых надёжных способов обнаружить, что ты не про­сто человеческая пыль, бес­цельно носимая по планете. У тебя есть корни, и они бук­вально залегают в земле. Не знаю, как другие, но когда мы с родственниками съезжаем­ся на Радоницу, то долго вспо­минаем вместе вслух своих усопших предков. Кто на ком женился, кто куда уехал на учёбу, где кого застала револю­ция или война, как они рабо­тали, какую одежду носили, какими болезнями болели… И, странное дело, вроде гово­ришь о судьбах всего несколь­ких семей, но за ними откры­вается история целого наро­да, целой страны, а для нас, православных христиан, — и целой Церкви, и всего Божи­его мира.

Да, интересно и полезно бывает подумать о жизни, воз­вращаясь домой… с кладбища!

Кладбище даёт нам шанс опознать в себе пассажиров «Титаника» и очнуться, перестать валять дурака. Мы смертны. Рано или поздно, но каждого из нас ждёт могила.

Александр Елопов, фото Вячеслава Коломийца, «Советский район».

ОБ АВТОРЕ

Александр Елопов — преподава­тель библейско-богословских курсов Гомельской епархии БПЦ, многолет­ний ведущий православной духовно- просветительской радиопрограммы «Ключ разумения» (выходит на ра­дио «Гомель Плюс» (103.7 FM) по субботам и воскресеньям).

Читайте также в этой рубрике:

Пасха. Проверьте свои знания о главном православном празднике

Зачем ходить в храм, если Бог у меня в душе?

Зачем поститься, если жизнь и так тяжела?

12-05-2016

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить