Русский
Английский
Белорусский
Немецкий
Французский
Официальный сайт администрации Советского района г. Гомеля
и редакции газеты «Советский район»

Гомель, проспект Речицкий, 6
mail@sovadmin.gov.by

Советский район – удоб­ный, не похо­жий на дру­гие, особен­ный. Здесь много скуль­птур, которые стоят недорого, при этом вы­глядят эстетич­но, и главное – никому не ме­шают. Ябло­ки из бето­на, смешные черепахи, неверо­ятных форм скамейки... Во всём чувству­ется душа архитектора Тамары Дмитриевой.

О профессии архитектора ученица 8-го класса сред­ней школы №3 Тамара Дмитриева узнала из справочни­ка для абитуриентов. Взяла у од­ноклассника полистать брошюру и наткнулась на странную, как ей тогда показалось, профессию. Гото­вил архитекторов Белорусский по­литехнический институт в Минске. Вступительными испытаниями бы­ли рисование, черчение и математи­ка с физикой. Всё, кроме рисования, показалось несложным. Тамара за­писалась в изостудию к Валентину Покаташкину. Заслуженный учи­тель Беларуси поставил руку спо­собной школьнице. Тамара поступи­ла, и очень расстроилась, что этого не получилось у её друзей, которые сдавали экзамены вместе с ней. В их талантах девушка не сомневалась. И вскоре время расставило всё на сво­и места. Елена Радюк, к приме­ру, сегодня работает главным архи­тектором проектов в институте «Го­мельгражданпроект». Её руке при­надлежит план застройки Речицко­го микрорайона.

Пять лет учёбы в вузе Тама­ра Дмитриева вспоминает как время экспериментов. Студенты постоянно что-то приду­мывали, их ни в чём не ограничива­ли. Но уж как чудила Тамара – от­дельная тема. На её «жизнеутверж­дающие» здания приходили смо­треть все. В её курсовых проектах жилые дома меньше всего напоми­нали стандартные серые коробки. В них была душа, говорили препо­даватели.

Тогда студентка утвердилась в мысли, что фантазия – движущая сила в архитектуре. Но после окон­чания вуза пришлось убедиться в обратном. В «Иркутскгражданпро­екте» молодой специалист столкну­лась с реальным проектированием и поняла, что фантазировать очень сложно. Вернее, вообще невозмож­но. Брежневские стандарты стави­ли архитекторов в жёсткие рамки. На выходе получались безликие зда­ния. Отработав пять лет, Дмитриева ушла преподавать в Иркутский по­литехнический институт. Потом бы­ла работа в обычной школе, выста­вочном зале и прочие поиски себя.

Коренной поворот в судьбе нашей героини связан с рас­падом СССР. В 1992-м го­ду она вместе с тремя детьми реши­лась на переезд в Украину – роди­ну супруга. Она действительно боя­лась, что оставшись в Сибири, боль­ше никогда не увидит своих родных. Но в Украине её ждало новое разоча­рование – страна нищала на глазах. Дмитриева до сих пор с дрожью в го­лосе вспоминает случай, когда пожи­лая пара выбросилась из окна пятого этажа. Старикам нечего было есть, пен­сии хватало только на коммунальные услуги. Чтобы прокормить семью, Тамара Валерьевна днями пропадала на огороде.

Вернул в профессию случай. У проживавшей неподалёку Антонины Никитской было необычное хобби – керамика. Она и предложила Та­маре попробовать что-нибудь сле­пить из глины. Своё первое прикос­новение к этому божественному ма­териалу мастер помнит до сих пор. Она его не боялась – рвала, резала. И вскоре эта смелость стала индиви­дуальным почерком Дмитриевой. Её фантастические рыбы и русские печ­ки пользовались бешеным спросом на Андреевском спуске в Киеве. Ма­стера с гомельскими корнями стали приглашать на различные выставки.

Тогда же Дмитриева впервые по­пробовала себя в городской скульпту­ре. На одном из закрытых в то время заводов сохранилась печь для обжи­га, куда пускали фанатов-керамистов. Они претворяли в жизнь фанта­зии местных нуворишей. Те люби­ли украшать свои коттеджи кера­мическими игуанами, крокодилами черепахами… Допуск к печи, а вме­сте с ним и возможность творить в объёме, получила и наша героиня.

В родной Гомель к родителям Тамара Валерьевна приез­жала периодически. В од­ну из таких поездок набралась сме­лости и зашла в администрацию Советского района. Это был 2003-й год, когда в стране набирала оборо­ты республиканская программа по благоустройству населённых пун­ктов. Дмитриева показала фотоаль­бом с образцами своих керамиче­ских работ первому заместителю главы Михаилу Шишкову. И попа­ла в струю. Ей предложили сделать трёх черепах. Но не из глины, а бето­на. Причём поставили усло­вие – скульптуры должны быть ан­тивандальными.

С бетоном Дмитриева прежде не работала, но выполнить заказ взя­лась. Сама нашла помощников, по­мещение и материал. Выручили ста­рые друзья. Лепили черепах под от­крытым небом на территории га­ражного кооператива. Там был склад металлолома, который мож­но было брать без разре­шения. Каждая скульптура получи­лась весом 1,5 тонны. На всё ушло десять дней. Фигуры были установ­лены в парке Фестивальном, бли­же к Волгоградской улице. Темпы и качество работы местное руко­водство впечатлили. Вскоре с Тама­рой Дмитриевой пожелала познако­миться глава администрации Татья­на Филимончик.

На приём к Татьяне Степа­новне архитектор пришла с альбомом эскизных про­ектов. В нём были хорошо извест­ные сегодня гомельчанам «Яблоки», «Кроты», «Гулливер»… Автор, пре­зентуя свои работы, объяснила, где их желательно разместить. Не пото­му, что ей так хотелось. У каждой скульптуры своя история, и её появ­ление на свет связано с Гомелем и личными переживаниями архитек­тора. Так, железобетонные фрукты она предложила разместить под се­нью яблонь на транспортной развяз­ке вблизи завода торгового оборудо­вания. Здесь, на Куйбышевском проезде, среди плодовых деревьев, прошло детство Дмитриевой. Когда Совет­ский район застраивался, деревья, понятно, уничтожили. Уцелевший зелёный островок – это живое на­поминание о старом городе и, конеч­но, о детстве, которое у многих ассо­циируется с обдиранием яблонь в чу­жом саду. Татьяна Филимончик вни­мательно выслушала архитектора и улыбнулась: «Будем работать теперь вместе!»…

Светлана КОЛОМИЕЦ, фото Вячеслава КОЛОМИЙЦА, «Советский район».