Русский
Английский
Белорусский
Немецкий
Французский

Гомельская областная спец­иализированная клиническая больница не случайно в своём названии содержит слово «спе­циализированная». Здесь есть отделения если не уникальные в своём роде, то точно одни из немногих в республике.

БОЛЬНЫЕ ПОЧКИ НЕ ПРИГОВОР

Всего четверть века назад в Гомельской области не было ни одного специализированно­го отделения нефрологии. Хотя пациентов с заболеваниями по­чек было не меньше, чем сей­час. Все они проходили тера­певтическое лечение в разных больницах города. Не было в регионе и отделения гемодиа­лиза. Несколько аппаратов ис­кусственной почки были раз­бросаны по различным больни­цам города и области. Так что Андрею Ворущенко, в 1988-м году возглавившему существо­вавшее тогда только на бумаге отделение, пришлось, что на­зывается, собирать необходи­мое оборудование с миру по нитке. И не только устанавли­вать во вновь открывшемся от­делении жизненно важные для многих больных аппараты, но и подбирать квалифицированные кадры, обучать их, внедрять бо­лее двадцати методик лечения почечных заболеваний. Ведь до тех пор методы экстракорпо­ральной терапии (искусствен­ного очищения крови от вред­ных веществ) на Гомельщине не применялись нигде.

В использовании двух из них гомельские нефрологи до сих пор остаются не только пио­нерами, но и единственными практикующими специалиста­ми на всём постсоветском про­странстве. Это так называемый циклерный диализ, позволя­ющий больному без обраще­ния в специализированное ме­дицинское учреждение прово­дить сложную процедуру, под­держивающую его организм в работоспособном состоянии. «Диализ на дому» – так меж­ду собой называют эту уни­кальную методику врачи и их пациенты. Кроме того, Андрей Ворущенко по праву гордится имеющимся в больнице аппа­ратом поддержки печени.

В 1988-м году в отделении работали только три аппарата гемодиализа, вспоминает Ан­дрей Викторович. Сказать, что очередь на них была чудовищ­ная, значит, не сказать ничего. Хуже того, больных на проце­дуру ежедневно приходилось возить из близлежащих к Го­мелю районных центров: Ре­чицы, Чечерска, Ветки. Сегод­ня ситуация изменилась кар­динально. Если в 2011-м го­ду в области было 42 места для почечных больных, то в 2012-м уже 59. В ближайшее время, убеждён Андрей Вору­щенко, число мест на аппара­тах искусственной почки уве­личится до 100. Кстати, самих аппаратов в области насчиты­вается уже порядка шестиде­сяти. Отделения гемодиализа действуют в Республиканском научно-практическом цен­тре радиационной медицины, Гомельской областной больни­це, медицинских учреждениях Мозыря, Светлогорска, Жлоби­на, Петрикова, Чечерска.

Возглавляя нефрологиче­ское отделение вот уже третий десяток лет, Андрей Ворущен­ко, тем не менее, убеждён: его больные не должны умирать от своей болезни. Когда-то у таких пациентов был толь­ко один выход – трансплан­тация почки. Ждать которой приходилось порой годами. Да и делалась эта дорогосто­ящая операция только в одной из столичных клиник. Теперь гомельчанам нет нужды ехать за тридевять земель: пересадку почки вполне можно сделать в нашем РНПЦ. Только с начала этого года здесь провели 24 та­ких операции.

Освоили гомельские вра­чи и методику проведения так называемого перитониально­го диализа. Больному с почеч­ной недостаточностью в брюш­ную полость имплантируется специальный катетер, и тому остаётся лишь самостоятель­но периодически менять физраствор.

НОВЫЙ ВЗГЛЯД

Недавно в Гомельском цен­тре микрохирургии глаза, кото­рый действует при ГОСКБ, сде­лали операцию по удалению катаракты одному пенсионеру, бывшему врачу-офтальмологу. По её окончании он заявил, что получил истинное удовлетво­рение. И не только как спе­циалист, высоко оценив про­фессионализм ныне практику­ющих врачей, но и как паци­ент. «Быстро, безболезненно, качественно!» – таким было его резюме.

А ведь были времена, вспо­минает главный нештатный офтальмолог области Влади­мир Котович, девять лет воз­главляющий соответствующее отделение больницы, когда да­же малейшая операция на глазу требовала серьёзного хирурги­ческого вмешательства. Прихо­дилось и глаз резать, и швы на­кладывать. Теперь вместо раз­реза достаточно небольшого прокола, твёрдые искусствен­ные хрусталики давно уже за­менены на более эффективные и безопасные эластичные.

Несколько лет назад гомельские офтальмологи освоили новые виды высокотехноло­гичных операций. Устраняют последствия отслоения сетчат­ки глаза, изменяют зрение при заболевании сахарным диабе­том, физических травм раз­личной степени тяжести. Тем не менее несмотря на, казалось бы, до автоматизма отработан­ный и проверенный на прак­тике алгоритм лечения раз­личных глазных заболеваний, офтальмологам иногда прихо­дится идти на риск.

До сих пор Владимиру Оле­говичу памятен пациент, кото­рому три раза пересаживали роговицу глаза, и всё безрезуль­татно – не приживалась. Род­ственники, да и сам пациент, уже смирились с мыслью, что мужчина до конца дней своих будет передвигаться, держась за руку супруги. Лишь Вла­димир Котович и его коллеги не желали уступать болезни. Рискнули, сделали четвёртую операцию, после которой муж­чина резко пошёл на поправку. Сейчас он передвигается без посторонней помощи.

Теперь гомельские офталь­мологи решают другую, гораз­до более сложную, по их мне­нию, задачу. Они мечтают приобрести оборудование, которое позволило бы им выполнять лазерную коррекцию дально­зоркости и близорукости. По­ка, увы, это единственная не­доступная им методика лече­ния глазных болезней.

HAL-RAR – ВСТАВАЙ И ИДИ

Заболевания прямой и обо­дочной кишки встречаются не так уж редко, но говорить о них вслух в обществе как-то не принято. Лишь в единствен­ном на всю область отделении проктологии и колоректальной хирургии, которое возглавляет Игорь Лопатин, это постоян­ная тема для разговоров. Рабо­тающие здесь хирурги, имею­щие лишь высшие и первые ка­тегории и стаж работы от 20 до 40(!) лет, в состоянии на самом высоком уровне выполнять все операции, вплоть до удаления доброкачественных и злока­чественных опухолей толстой кишки, а также реконструктивно-восстановительные опе­рации.

Всего месяц назад гомельские проктологи ввели в практику так называемую HAL-RAR методику при лече­нии геморроя. Если не вдавать­ся в специфические подробно­сти, суть её в том, что операции по его удалению, до этого весь­ма болезненные и с продолжи­тельным реабилитационным периодом, перестали быть та­ковыми. Как не без юмора по­ясняет Игорь Дмитриевич, «се­годня прооперировали, завтра выписали, послезавтра на ра­боту». Правда, добавляет док­тор, этот метод действенен, ес­ли болезнь не перешла в тяжё­лую степень.

Приходится врачам отделе­ния проктологии ГОСКБ вы­полнять и операции, связанные с лечением редких и, что самое грустное, наследственных за­болеваний. Таких, например, как семейный диффузный по­лиоз толстой кишки. Если во­время не распознать это ковар­ное заболевание и не принять экстренные меры хирургиче­ского вмешательства, множе­ственные полипы в этом жиз­ненно важном органе могут стать причиной летального исхода. Ведь даже после опе­рации, занимающей несколь­ко часов, человек остаётся ин­валидом, вынужденным всю жизнь пользоваться калопри­ёмником. Только с начала этого года самим Игорем Лопатиным и его коллегами проведены три подобных операции.

Кстати говоря, сотрудники отделения гордятся тем, что главный врач больницы Степан Крот по специальности тоже является врачом-проктологом. Причём до сих пор практику­ющим. Согласитесь, опериру­ющий главный врач больницы не такое частое явление в оте­чественном здравоохранении.

ОСТОРОЖНО – ДЕТИ!

Нет, это не предупрежде­ние, а обращение, если хоти­те, мольба ко всем взрослым. Его актуальность, особенно с началом летних каникул, начи­наешь понимать после посеще­ния единственного в области и второго в республике детского офтальмологического отделе­ния, также расположенного на территории бывшей химзавод­ской больницы. По словам ис­полняющей обязанности заве­дующего Валентины Гусевой, с начала лета в отделении ле­чение проходят около шести­десяти детей от года до 16 лет. Большинство получили травмы органов зрения. Есть пациенты с настоящими «боевыми рана­ми» от пластмассовых пулек, которыми малыши стреляют друг в друга, играя «в войнуш­ку». Эти легковесные шарики не так безобидны, как могут показаться на первый взгляд, убеждена Валентина Степанов­на. Случается, при их попада­нии происходит отслоение сет­чатки глаза. Но бывают в прак­тике детских офтальмологов и вовсе уж из ряда вон выходя­щие случаи.

Сейчас в отделении находит­ся годовалый мальчик из Рога­чёва, по нелепой случайности и родительскому недосмотру глазом наткнувшийся на ку­хонный нож. Естественно, ря­дом с малюткой неотлучно де­журит мать. Которая до сих пор корит себя за неосмотритель­ность. И одновременно безмер­но благодарна врачам, которые, по её словам, совершили насто­ящее чудо, сохранив мальчиш­ке зрение.

А вот другому малышу по­везло меньше. Четырёхлетний бутуз помогал бабушке выка­пывать лук на грядке. Делал это с помощью ножа, лезвие ко­торого неожиданно сломалось. Так несчастного и доставили в операционную с обломком же­леза в зрачке…

В отделении за ребятами приглядывают четыре врача и воспитатель, не считая не­скольких санитарок и медсе­стёр. Самое удивительное, что за две недели, которые в сред­нем дети находятся в больнице, они до того привыкают к мед­персоналу, что впоследствии не хотят расставаться. Ещё бы, ведь к их услугам здесь и игро­вая площадка, и комната с на­стольными играми, и специа­лизированные кабинеты с но­вейшим оборудованием. Как по секрету сказала корреспон­денту одна бойкая малышка, здесь ей всё нравится, но до­ма всё-таки лучше. Если ис­ходить из утверждения, что устами ребёнка глаголет исти­на, то, наверное, к этому «се­крету» могут присоединиться все пациенты этой уникальной больницы.

Александр ЕВСЕЕНКО, фото Вячеслава КОЛОМИЙЦА, «Советский район».

Пока вы спали. Главный анестезиолог Гомельской области рассказал об особенностях своей профессии