Русский
Английский
Белорусский
Немецкий
Французский
Официальный сайт администрации Советского района г. Гомеля
и редакции газеты «Советский район»

Гомель, проспект Речицкий, 6
mail@sovadmin.gov.by

Сегодня Николай Константинович Дробышевский мало похож на того бравого солдата в черкеске, каким сфотографировался накануне Великой Отечественной войны. Что ни говори, а годы, тем более такие, берут своё. И всё же, уверяет дочь юбиляра, Николай Константинович старается бодриться. Даже телевизор иногда смотрит, хотя и видит уже плохо, да и слышит неважно.

— Папа ведь всю войну от первого до последнего дня прошёл, — рассказывает Алла Николаевна. — Даже с запасом. Правда, вспоминать о прошлом не очень любил, потому мы с братом не так много знаем о его молодости.

У КАЖДОГО СВОЯ ВОЙНА

Родился Николай Дробышевский в 1919 году в Могилёве. В три года остался без отца. Мать одна ставила на ноги четырёх детей, с малых лет мальчишка усвоил истину — в жизни всего надо добиваться самому, не рассчитывая на помощь со стороны. По этому принципу и жил. В 1938 году даже умудрился успешно окончить минский финансово-экономический техникум. По тем временам такое образование сулило прекрасные перспективы карьерного роста. Правда, по основной специальности Николаю Дробышевскому удалось поработать чуть больше года. Осенью 1939 года его призвали в армию.

Служить молодой финансист попал в отдельный моторизованный понтонный полк. В должности рядового стрелка-понтонёра Николай Константинович и прошёл всю войну. На передовой бывать приходилось редко. Часть занималась преимущественно тем, что восстанавливала разрушенные мосты и наводила временные переправы в тылу наступающих советских войск. Работа не героическая, но крайне необходимая. Фронт постоянно нуждался в регулярных поставках боеприпасов, оружия, продовольствия, обмундирования. Инженерным и техническим обеспечением бесперебойного снабжения и занимались военные понтонёры.

Николай Дробышевский перед войной.

— Когда папа изредка войну вспоминал, то всегда говорил одно — это тяжёлая солдатская работа. Техники ведь никакой не было, всё, говорит, делать приходилось вручную. И лес валить, и сваи забивать, и доски для настила пилить. И всё это нередко под артиллерийским обстрелом или под свист летящих бомб. В любую погоду. Особенно, вспоминал, осенью трудно было. Земля от дождей раскисала, не то что машина — трактор застревал. Приходилось брёвна на себе таскать, с трудом доставая ноги из непролазной грязи. Так до Берлина их полк и дошёл.

ВСТРЕЧИ НА ЭЛЬБЕ

Правда, радость долгожданной победы для Николая Дробышевского была омрачена известием о том, что три его брата до неё не дожили, сложив свои головы на разных фронтах проклятой войны.

— Поэтому папа всю жизнь поддерживал самые тёплые отношения со своей сестрой — единственным родным человеком, оставшимся от некогда большой семьи. Бабушка наша, их мама, почти сразу после войны умерла. Так что мы, внуки, ни дедушку, ни бабушку со стороны отца никогда не видели. А вот тётю Раю и её семью знали великолепно.

Но тогда, в 45-м, до встречи с сестрой Николаю Дробышевскому было ещё далеко. Их полк наводил переправы на немецких реках. В том числе и на Эльбе, где произошла встреча советских и американских войск.

— Папа встречался с американскими солдатами. Нормальные, вспоминал, мужики. Только не в пример нашим бойцам гораздо более сытые, хорошо экипированные и какие-то, как он выражался, развязные. Наши солдаты завидовали технической оснащённости американских войск, удивлялись их необычному, но очень удобному обмундированию. Американцы же во все глаза пялились на наших. Как-то папа разговорился с одним из них и спросил, чего, мол, вы на нас так смотрите. А тот ответил: вы же немцев победили! Внукам своим рассказывать буду, что вас живьём видел.

И ШВЕЦ, И ЖНЕЦ

В Германии Николай Дробышевский прослужил ещё год после окончания войны, демобилизовался только летом 1946 года. И уехал в Москву, где надеялся обосноваться окончательно.

— Но надолго он там не задержался, — продолжает рассказ Алла Николаевна. — Говорил, город большой, но чужой. Тётя Рая в это время в Гомель переехала. Подумал папа, подумал, да и переехал в начале 50-х к сестре.

Работать Николай Дробышевский устроился на фабрику «Полеспечать». Благо за время войны освоил множество специальностей, и столярничать умел, и слесарить научился. Потому и приговаривал всё время: главное, чтобы руки из того места росли, откуда надо. Тогда всегда при деле будешь.

— Он и был. В 1956 году вот этот дом собственными руками построил, — не без гордости показывает жильё Алла Николаевна. — Вместе с маминым отцом, нашим дедушкой. Вот уж кто мастером на все руки был! На нашей улице они вдвоём много кому строиться помогли. Люди до сих пор об этом помнят и благодарны папе за это.

Сама Алла Николаевна родилась в 1954 году. Семья тогда жила во времянке, которая стоит и поныне. Используется всё больше для бытовых нужд, но и для жилья, если понадобиться, сгодится.

— Папа всегда немногословным был, как и все основательные люди. Словам всегда предпочитал дела. С мамой вдвоём огород в образцово-показательном состоянии держали, это и нам с братом передалось. Это сейчас отец редко из дому выходит, а ещё пару лет назад сам мог в руки лопату взять. И нас наставлял: земля — она кормилица. Хорошо, что в магазинах продуктов хватает, раньше такого изобилия не было. Но на собственной грядке выращенное и слаще в два раза, и в десять раз для здоровья полезнее.

ХАРАКТЕР — НОРДИЧЕСКИЙ

Слушая рассказ Аллы Николаевны об отце, со временем осознаёшь: главной отличительной чертой столетнего юбиляра всегда была удивительная по нынешним временам скромность. Он не любил выставлять свою жизнь на показ, как принято нынче, никогда не посвящал детей в свои взрослые проблемы. Как-то, уже будучи девушкой на выданье, Алла Николаевна совершенно случайно узнала, что в начале 60-х годов её папа спас соседскую девочку Иру. Купаясь в реке, она попала в водоворот, и если бы не оказавшийся рядом Николай Константинович, трагедия была бы неминуема.

80-е годы.

Когда дочь спросила у отца, почему он никогда и никому об этом не рассказывал, тот только рукой махнул. И недовольно проворчал:

— Спас и спас, что тут такого? Была б на её месте ты, ещё б и по пятой точке сверху получила. Чтоб не лезла одна, куда не надо.

Хотя, признаётся Алла Николаевна, отец никогда особо строгим не был. Наоборот, в детях своих души не чаял. В парк на качели-карусели, на пляж, в кино семьёй выбирались регулярно. А ещё периодически ездили отдыхать на море, в Ялту.

Точку в своей трудовой биографии Николай Дробышевский поставил тридцать лет назад, много лет отработав столяром на заводе торгового оборудования. Но до сих пор не порывает связи со ставшим родным предприятием. Представители трудового коллектива завода постоянно навещают ветерана, поздравляют его с праздниками и памятными датами, помогают, чем могут. Алла Николаевна им за это очень признательна. Потому что уверена: в том числе внимание со стороны бывших коллег помогло её отцу бросить вызов времени и преодолеть столетний рубеж.

Александр Евсеенко, фото Вячеслава Коломийца. «Советский район».

22-05-2019
Опрос

Как Вы считаете, какие меры следует предпринимать для предупреждения коррупционных правонарушений?

Ужесточение законодательства по противодействию коррупции - 28.8%
Стимулирование лиц, деятельность которых связана с коррупционными рисками - 50.8%
Усиление контроля со стороны правоохранительных органов - 20.3%
Голосование по этому опросу закончилось