Официальный сайт администрации Советского района Гомеля и редакции газеты «Советский район» - 246027, Гомель, проспект Речицкий, 6, тел./факс 51 25 52, mail@sovadmin.gov.by
75 лет Победы Главное

Софья Глуховская: «В 16 лет ушла в партизаны, чтобы отомстить фашистам»

НЕПРИКАЯННОЕ ДЕТСТВО

В детстве Софья Глуховская (в девичестве Веренич) объездила едва ли не половину Советского Союза. Отец, поляк по происхождению, всем сердцем принял советскую власть, служил в рядах милиции верой и правдой. Семья часто переезжала с места на место. К 1937 году наступила, казалось, какая-то стабильность — Адам Веренич возглавил кормянскую милицию. Но по ложному доносу его вскоре арестовали. Следствие ещё толком не началось, а семью «врага народа», в которой росли трое детей, уже выселили из служебной квартиры.

В 1939 году отец вернулся домой. Помог стойкий характер, который не сломили никакие пытки и издевательства. Во всяком случае, за почти полтора года заключения он так и не признал выдвинутые против него обвинения. Отца, вспоминает Софья Адамовна, восстановили в партии, в которую он вступил ещё в 1918 году, вернули все права и награды. Но на прежнюю работу не взяли. Пришлось бывшему борцу с преступностью возглавить местный райпотребсоюз.

И вновь показалось, что жизнь стала налаживаться, Софью даже в комсомол приняли. 22 июня 1941 года кормянские школьники должны были ехать в Гомель на областной смотр художественной самодеятельности. На автостанции школьных артистов и настигло известие Молотова о вероломном нападении гитлеровской Германии на Советский Союз.

Войну с Германией Софья, как и многие подростки того времени, восприняла без страха, даже с некоторым восторгом. Рассуждала примерно так: сейчас Красная армия нанесёт агрессору ответный удар, и тот вмиг откатиться за пределы Страны Советов.

Эту, воспитанную многими годами убеждённость в непобедимости советского народа, не смогли поколебать даже начавшиеся буквально через несколько дней методичные налёты фашистской авиации.

Между тем, дела на фронте становились хуже день ото дня. Красная армия, говорит бывшая партизанка, временами не просто отступала — драпала. До сих пор помнит Софья виновато опущенные головы красноармейцев и заискивающе-просящие взгляды дезертиров. Но были среди наших бойцов и бесспорные герои. Как-то над Кормой развернулась настоящая воздушная трагедия. Наш «ишачок» в одиночку атаковал с десяток немецких бомбардировщиков. А когда на него из-за облаков свалились сразу четыре немецких истребителя прикрытия, советский лётчик отважно вступил с ними в неравную схватку. Исход которой был очевиден заранее…

Спустя несколько дней после начала войны отец Софьи Глуховской вместе с другими коммунистами райцентра засобирался в лес. Где давно уже была оборудована база с необходимым на первое время запасом оружия, боеприпасов и провианта. Так был создан один из первых на Кормянщине партизанских отрядов, в котором Адам Веренич занял должность комиссара.

Разумеется, оставаться в райцентре его семье было опасно. Погрузив на воз нехитрые пожитки, семья Софьи Адамовны отправилась на восток. Без старшей сестры Веры, которая, проработав несколько недель на рытье противотанковых рвов, добровольцем вступила в ряды Красной армии. Но далеко уехать не удалось: переправа через Беседь оказалась захвачена немцами,  которые без разговоров отправляли беженцев обратно по домам. Там же, у переправы, к семье Веренич прибился солдат-окруженец, которого мать Софьи Адамовны всю обратную дорогу представляла, как собственного сына. Знала бы она, как чуть позже «отблагодарит» её за сердобольность новоявленный «сынок». Уже на подъезде к Корме произошла куда более приятная встреча — объявилась Вера. Их артполк, рассказала сестра, был полностью уничтожен. Пользуясь тем, что она даже не успела получить форменное обмундирование, девушка сумела затеряться в толпе беженцев.

Посовещавшись, решили от греха подальше в бывшую квартиру не возвращаться. Поселились в брошенном домишке на окраине Кормы. Но от людских глаз не скроешься. Однажды ночью в окно дома тихо постучали. Оказалось, в город пробрался разведчик из партизанского отряда отца. От своего человека в немецкой комендатуре Адаму Вереничу стало известно, что его семья внесена в списки на уничтожение. Пришлось вновь собираться в дорогу. Правда, на этот раз путь лежал не на восток, а на запад, в Лельчицкий район. Отец когда-то служил в местной милиции, да и дальние родственники матери проживали там же.

ПРОКЛЯТЫЙ 42-Й…

Обосновалась семья Веренич в селе Осинское, что в семи километрах от Лельчиц. До сих пор Софья Адамовна со слезами на глазах вспоминает эту небольшую деревушку на 30 дворов, в которой её семье довелось пережить самый трагический 1942 год. В Осинском местные жители прекрасно знали, что муж и жена Веренич — убеждённые коммунисты. Прекрасно были осведомлены о милицейском прошлом отца, намекали на осведомлённость о его партизанском настоящем. Но никто даже не подумал выдать жену и детей партизанского комиссара оккупантам. Более того, когда спасённый Вереничами дезертир пришёл к местному старосте с доносом на семью, тот приказал ему в 24 часа покинуть деревню. В противном случае пригрозил рассказать немцам о его красноармейском прошлом.

Летом 1942 года фашисты арестовали сестру Веру. Стали понятны её частые отлучки в Лельчицы — девушка входила в состав местного подполья. Немцами в ряды патриотов был внедрён провокатор, который и выдал всю подпольную сеть. Стойко выдержав пытки и не предав никого из товарищей по оружию, Вера Веренич в числе ещё 15 подпольщиков была расстреляна фашистами.

Не успели родные оправиться от этой потери, как пришло другое печальное известие — в неравном бою с оккупантами погиб отец. Как выяснилось позже, комиссар партизанского отряда наведался в одну из деревень Кормянского района, чтобы лично рассказать её жителям об истинном положении дел на фронте. И вновь нашёлся предатель, который выдал партизанского командира. Окружённый немцами, Адам Веренич отстреливался до последнего патрона, не реагируя на призывы сдаться. А затем, не желая попасть в плен, последнюю пулю пустил себе в сердце.

Стоит ли говорить, что после случившегося семья Веренич жила в постоянном страхе. Софья Адамовна до сей поры помнит то гнетущее чувство безысходности, когда от каждого стука в окно или скрипка калитки душу охватывал леденящий ужас — за ними пришли! И податься было некуда. Правда, на Западной Украине жили дальние родственники отца, но мать этот вариант отвергла начисто. Там, говорила она детям, мы и дня не поживём.

От уничтожения семью Веренич спасли партизаны. Осенью 1942 года они буквально наводнили Лельчицкий район. Сначала через Осинское прошли отряды под командованием Александра Сабурова. Потом появились и растворились в окрестных лесах партизаны легендарного Ковпака.

Вскоре они разгромили немецкий гарнизон, базировавшийся в Лельчицах. Гитлеровцам стало не до родных погибшего партизанского командира. Пытаясь в преддверии зимних холодов лишить партизан поддержки местного населения, они принялись массово сжигать деревни Лельчицкого района. Сожгли и Осинцы, предварительно выгнав из домов жителей. Собрав всех, кто не успел убежать в лес, в том числе и семью Веренич, под конвоем отправили за 20 км в деревню Стодоличи. Там женщин, детей и стариков на ночь разместили в здании местной школы. Когда стало темнеть, двери заперли, а само здание обложили соломой. До утра никто не сомкнул глаз, понимая, что шансов дожить до рассвета нет. Но случилось невероятное. До сих пор Софья Глуховская теряется в догадках, как это произошло. Но факт остаётся фактом: ночью гитлеровцы по какой-то причине покинули деревню, так и не приведя в исполнение свой бесчеловечный план уничтожения мирного населения.

КУХАРКА С ВИНТОВКОЙ

В начале марта 1943 года в деревне появились партизаны из соединения Героя Советского Союза Алексея Фёдорова. Шестнадцатилетняя Софья, движимая чувством мести и ненависти к врагу, стала проситься в отряд.

Командование партизанского полка определило девушку поваром на кухню. Но оружие, знаменитую трёхлинейку, выдали. Винтовка эта, смеётся Софья Адамовна, которая никогда высоким ростом не отличалась, по земле прикладом стучала и больно натирала плечо. Да ещё подсумок с запасными обоймами всё норовил с девичьей талии соскользнуть. Между прочим, вспоминает народная мстительница, из этой винтовки она всё же по врагу стреляла. Во время авианалёта, когда два немецких самолёта обнаружили партизанское соединение на марше. Партизаны тут же разбежались по сторонам дороги и принялись палить во вражеских стервятников из всех видов оружия. И Софья из своей трёхлинейки стреляла. Сбить не сбили, но, получив отпор и не нанеся серьёзного вреда, немецкие самолёты быстро улетели.

Других боевых подвигов, не скрывает Софья Глуховская, она не совершала. Готовила для партизан на костре пищу. С продуктами, вспоминает, приходилось туго. Иногда удавалось получить груз, сброшенный на парашютах нашими лётчиками, а так всё больше у мирных жителей просили. Вспоминая об этом, Софья Глуховская начисто отвергает обвинения в мародёрстве. Настоящие партизаны, уверяет, этого не допускали и за подобное наказывали строго. Вплоть до показательных расстрелов. А вот ненастоящие, вроде бывших окруженцев, прятавшиеся в лесах и считавшиеся боевыми подразделениями лишь номинально, мародёрством промышляли. Как и обыкновенные бандиты, которые в надежде, что война всё спишет, занимались откровенными грабежами.

Войну Софья Глуховская закончила в западных областях Украины, где партизаны Фёдорова соединились с передовыми частями Красной армии. Радость, вспоминает ветеран, была неописуемая. Все обнимались, целовались, друг друга на руках качали. Часть партизан, из тех, что помоложе, влилась в ряды действующей армии, чтобы и дальше громить оккупантов. Софья тоже попыталась записаться в строй, да по малолетству не взяли. Иди, сказал моложавый, но уже седой полковник, домой к мамке. Ты своё отвоевала, лиха хлебнула — на сто жизней хватит. Теперь жить надо, долго и счастливо…

Александр Евсеенко, фото Вячеслава Коломийца

Похожие записи

Жителей Любенского микрорайона услышали: на улице Мележа не будут строить многоэтажку

sovadmin

В Советском районе прошёл праздник «Здравствуй, лето»

sovadmin

«Школа правового просвещения». В Гомеле родителей учат говорить с детьми о вреде наркотиков

sovadmin