Официальный сайт администрации Советского района Гомеля и редакции газеты «Советский район» - 246027, Гомель, проспект Речицкий, 6, тел./факс 51 25 52, mail@sovadmin.gov.by
Главное Диалог с властью

Что волнует гомельских педагогов? Откровенный диалог с депутатами парламента

Несмотря на то что проект новой редакции Кодекса об образовании белорус­скими парламентариями в первом чтении уже при­нят, обсуждение 600-стра­ничного документа педа­гогической общественно­стью страны продолжа­ется. Более того, в нача­ле июля состоятся пар­ламентские слушания по проблемам образования, к которым депутаты гото­вятся уже сейчас. Именно с целью услышать голо­са с мест Гомель недав­но посетила внушитель­ная парламентская деле­гация. В её состав вошли члены постоянной комис­сии по образованию, куль­туре и науке Андрей Злот­ников, Сергей Клишевич, а также хорошо извест­ный жителям Советско­го района Александр Маш­каров. Депутаты в фор­мате диалоговой площад­ки обсудили с руководи­телями учреждений обра­зования ряд проблемных вопросов.

О родительском контроле

Не секрет, что в старой редакции Кодекса права роди­телей на получение информа­ции об успеваемости ребёнка, его поведении и отношени­ях в коллективе не то что не ограничены, но даже никак не регламентированы. Что зача­стую выливается в серьёзные проблемы. Например, сегодня любой отец или мать могут прийти в школу и потребовать показать им классный журнал или присутствовать на любом уроке. После чего некоторые начинают требовать от учите­ля поставить ребёнку ту оцен­ку, которую он, по их мнению, заслуживает. В новой редак­ции вводится норма, соглас­но которой подобные визи­ты будут разрешены только по предварительному согла­сованию с директором.

Вполне ожидаемо, это предложение определённы­ми кругами уже стало поли­тизироваться. В профильную парламентскую комиссию поступило несколько сотен обращений, в которых роди­тели рассматривают нововве­дение как попытку скрыть от них реальную информацию об их детях. Хотя, считают большинство педагогов, ни о чём подобном речи не идёт. Но вводить некоторые пра­вила во взаимоотношения между школой и родителя­ми необходимо, потому что порой требования последних не просто не имеют под собой оснований, но и превращают­ся в настоящий диктат.

О достоинстве учителя

Вопрос законодательной защиты учителей, их чести и достоинства как людей, выполняющих государствен­ную задачу, также найдёт своё отражение в новой редакции Кодекса. Собравшиеся с горе­чью говорили о том, что сегод­ня они практически беззащит­ны не только перед школьны­ми хулиганами, но и родителя­ми, превратно трактующими понятие родительского долга. Во многих государственных документах отдельно пропи­сана ответственность граж­дан, оскорбивших или подняв­ших руку на врача, спасателя или милиционера при испол­нении ими служебных обязан­ностей.

Учитель при выпол­нении своих никак не защи­щён от оскорблений ни в клас­се, ни в соцсетях. О наиболее острых школьных конфлик­тах общественность узнаёт лишь тогда, когда они стано­вятся достоянием СМИ. Были такие ситуации и в Гомеле. Но это только вершина айсбер­га, потому что большинство случаев, когда дети срывают уроки, открыто издеваются над учителями, доводят их до слёз, а потом ещё пользуются попустительством со сторо­ны родителей, педагоги ста­раются особо не афишировать. Именно поэтому, считают учи­теля, их статус, права и обя­занности должны быть стро­го регламентированы. Вплоть до предоставления возможно­сти удалять из класса учени­ков, которые срывают урок. Механизм, дающий учителю возможность добиться поряд­ка и создания рабочей атмос­феры в ходе занятий, может быть каким угодно. Но он дол­жен быть!

О статусе школьного психолога

Сегодня специалисты этой квалификации есть в каждой школе. Однако их нынешний статус не позволяет эффек­тивно влиять на ситуацию как в целом в учебном заведении, так и на каждого нуждающе­гося в психологической помо­щи ребёнка в отдельности. А такие дети, в психологии которых видны отклонения от того, что принято считать нормой, есть. Речь идёт не о психическом здоровье, а ско­рее о психологическом дис­комфорте, который по разным причинам испытывают дети. Но сегодня школьный психо­лог фактически лишён права направить ученика, чьё пове­дение вызывает обоснованное подозрение и даже тревогу, на более углубленное медицин­ское и психологическое обсле­дование.

Сделать это возмож­но исключительно с согласия родителей. Которые по впол­не понятным причинам очень часто отказываются видеть отклонения в его поведении. К сожалению, подобное благо­душие в восприятии действи­тельности порой выливается в такие ужасающие трагедии, которые произошли в Казани, Минске, Столбцах…

О гимназиях

Сегодня в Беларуси око­ло 200 гимназий, и многие их руководители не теря­ют надежды добиться для них особого статуса по срав­нению с обычными школа­ми. В проекте Кодекса пред­усмотрено, что гимназиста­ми ученики могут стать толь­ко после завершения девяти­летнего срока обучения. Соот­ветственно, на этот же срок перенесены и вступительные экзамены для желающих стать гимназистами. Раньше испы­тания проводились по оконча­нии начальной школы. Ини­циаторы переноса посчитали, что для пятиклашек это силь­ный стресс, да и в таком воз­расте решение поступать в гимназию принимает не ребё­нок, а его родители. Одна­ко подобные аргументы не убеждают тех педагогов, кото­рые непосредственно работа­ют с детьми. По их мнению, вступительные испытания для поступления в гимназию должны быть в пятом классе. Ведь зачатки способностей к тому или иному виду деятель­ности, в том числе к учёбе, у детей видны уже в начальной школе. Только их целенаправ­ленное и максимально ранее развитие может создать усло­вия для того, чтобы к момен­ту перехода на третью ступень обучения была сформирова­на хорошая образовательная база для дальнейшего углу­бленного образования. Только таким способом можно наде­яться на создание своеобраз­ной школьной элиты. Исходя не из возможностей родитель­ского кошелька или их соци­ального статуса, а из способ­ностей и стремлений самого школьника.

К тому же в настоящее вре­мя во всех школах с десято­го класса введено профиль­ное обучение, когда отдельные предметы изучаются на повы­шенном уровне. В этой связи проведение экзаменов в гим­назию после девятого класса теряет всякий смысл.

Об учительской нагрузке

Уже не первый год ведутся разговоры о том, что учителя должны быть освобождены от различных дополнительных нагрузок и бумагооборота. От них требуется живая работа с детьми, воспитательные и просветительские меропри­ятия, а не ежедневные отчё­ты, справки и графики. Руко­водство профильного мини­стерства уверяет, что учите­лей максимально освободили от несвойственных функций и дополнительной нагрузки, оставив только самое необхо­димое. Но учителя продолжа­ют жаловаться на повышен­ную загруженность. На чьей стороне правда?

Как оказалось, ни чинов­ники, ни педагоги не кривят душой, давая ситуации кар­динально противоположные оценки. Потому что, входя в состав органов местного само­управления, отделы и управ­ления образования наделены полномочиями для решения задач, которые необходимо выполнять на низовом уров­не. Представителей образова­ния привлекают, например, к подворным обходам и посеще­нию неблагополучных семей. Но одно дело, считают педа­гоги, когда при этом изучают­ся условия проживания уче­ников, и совсем другое, ког­да учителей привлекают для осмотра печного отопления. Потому что практика сложи­лась таким образом, что сегод­ня школами командуют в том числе и различные министер­ства. Вроде МЧС, МВД, Минздрава и даже Минобороны. Их поручения тоже необходи­мо выполнять качественно и в срок. А это отнимает немало времени и сил, не говоря уже о том, что в результате заплани­рованные педагогами воспи­тательные мероприятия оста­ются на бумаге.

Выход толь­ко один: закрепить в новом Кодексе положение, ограни­чивающее право руководите­лей местных органов власти, а также других министерств и ведомств перекладывать нагрузку на учреждения обра­зования.

О дистанционном обучении

В новой редакции Кодекса планируется закрепить пра­во на получение образования через дистанционную форму обучения. Но с оговоркой: не как обязательную, а возмож­ную. Её применение будет регламентироваться отдель­ными документами Мини­стерства образования с учётом

различных обстоятельств и исходя из складывающейся ситуации. Практика прошло­го года показала, что планшет или компьютер ограничить исключительно образователь­ным контентом невозможно. Дети отвлекаются, а следить за ними постоянно даже в домаш­них условиях невозможно. Есть и другие нюансы, выяв­ленные в ходе пандемии, в том числе технические возможно­сти как отдельных семей, так и целых школ.

Именно поэтому учителя-практики убеждены: на уров­не получения общего среднего образования дистанционное обучение не нужно. Хотя бы потому, что школьник, даже если это старшеклассник, физиологически и психологи­чески не всегда готов самосто­ятельно обучаться. Не хватает мотивации, внимания, сосре­доточенности и самоконтро­ля. Дистанционное обучение возможно, таким образом, лишь в исключительных слу­чаях. Например, при длитель­ном заболевании конкретного обучаемого.

В ходе дискуссии были обсуждены и некоторые дру­гие проблемы, по многим из которых учителя Советского района высказали собственную точку зрения, порой идущую вразрез с тем видением ситу­ации, которое распростране­но в верхних эшелонах власти.

Александр Евсеенко, фото Вячеслава Коломийца, «Советский район»

Похожие записи

На территории Гомельского химзавода открыли спортивно-игровой комплекс

sovadmin

Директор гомельского завода попросил у депутата снижения налогового бремени

sovadmin

Депутаты парламента подарили детсадовцам спортивный инвентарь и развивающие игры 

sovadmin